Статья 17 упк рф. свобода оценки доказательств

Алан-э-Дейл       20.11.2022 г.

Правовая сила оценки доказательств

Несмотря на то, что практически все участники принимают участие в оценке доказательства в уголовном деле, правовую достоверность имеют только решения, принятые должностными лицами, такими как судья, присяжные (о применении соответствующих законных мер), а также следователь или прокурор (при принятии решения о направлении дела).

В течение всего судопроизводства, связанного с УПК, производится оценка представленных доказательств. Стоит отметить, что должностные лица не могут не рассматривать оценку, данную ими же или другими органами до настоящего судопроизводства. Исключением является преюдиция, в процессе которой обстоятельства, вызванные приведенным в силу приговором, принимаются без добавочной проверки за исключением подозрений относительно обстоятельств, вызванных у суда.

Принцип свободы оценки доказательств предусматривает отсутствие установленных норм и правил относительно доказательств (отсутствует преимущество одних над другими), а также количества этих доказательств, требуемых для разрешения процесса.

Основания для оценки доказательств

Внутренние убеждения представляют собой мыслительную работу, включающую относимость, допустимость, а также достоверность каждого представленного доказательства, а оценка доказательств включает наличие полноты доказательств для принятия решения по уголовному делу. Уголовное судопроизводство включает также понятие совокупности доказательств — абсолютно всех доказательств, собранных по делу и представленных не только стороной защиты, но и обвинения.

Замечание 1

Во время оценки доказательства участник процесса должен руководствоваться положениями статьи 75 УПК РФ, в которой описывается допустимость доказательства, его определение, а также предмета доказывания.

Нужна помощь преподавателя?
Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание

Комментарий к Статье 17 Уголовно-процессуального кодекса

1. Свободная оценка доказательств в уголовном процессе представляет собой собственно процессуальный принцип, который закрепляется только нормами УПК РФ, но при этом часть положений данного принципа нашла свое отражение и в ч. 2 ст. 50 УПК РФ — относительно доказательств, использование которых при осуществлении правосудия не допускается, если они получены с нарушениями федерального закона.

2. Существенным положением содержания данного принципа является метод, на основании которого оцениваются доказательства в уголовном судопроизводстве, — внутреннее убеждение. Сам по себе метод (греч. methodos), как способ познания, который связан с внутренним убеждением, представляет собой личностное, внутреннее явление, соответствующее мнение по поводу имеющихся в уголовном деле доказательств. Мнение основывается на убеждении лица, которое позволяет соответствующему участнику уголовного судопроизводства (судье, присяжным заседателям, прокурору, следователю и дознавателю) принять соответствующие процессуальные решения либо совершить соответствующие процессуальные действия в уголовном судопроизводстве. Кроме того, данное убеждение основывается не на отвлеченном мнении, а на оценке каждого из доказательств, а также и всей их совокупности в целом при производстве по уголовным делам. Данное положение согласно Определению Конституционного Суда РФ от 12 июля 2005 г. N 323-О «должно исключать принятие произвольных, необоснованных решений» <1>. ——————————— <1> См.: п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 12 июля 2005 г. N 323-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шейченко Владислава Игоревича на нарушение его конституционных прав статьями 17, 88, 234 и 235 Уголовно-процессуального кодекса РФ» // .

3. Ключевыми факторами, которые влияют на внутреннее убеждение судьи, присяжных заседателей, прокурора, следователя и дознавателя, являются закон и совесть. Ссылка на закон позволяет сформировать внутреннее убеждение о том, что любое доказательство в уголовном деле, побуждающее судью, присяжных заседателей, прокурора, следователя и дознавателя к принятию процессуального решения или совершению процессуального действия, уже в соответствии со ст. 88 УПК РФ оценено с точки зрения его соответствия относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства — с точки зрения их достаточности. (Более подробно см. комментарий к ст. 88 настоящего Кодекса.) При этом, по мнению Конституционного Суда РФ, согласно Определению от 18 июля 2006 г. N 289-О, такое нормативное закрепление оценки доказательств «направлено на обеспечение действия провозглашенного в ст. 120 Конституции РФ принципа независимости судей при осуществлении правосудия, исключение какого бы то ни было незаконного воздействия на суд, следователя и других лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, с целью понуждения их к принятию определенного решения»

Кроме того, закон, который формирует внутреннее убеждение при оценке доказательств, изначально предполагает, что доказательства, полученные с нарушением требований норм УПК РФ, будут признаны недопустимыми должностными лицами, ответственными за производство по делу, и не будут приниматься во внимание. Положения ст

17 в совокупности со ст.

Статья 17. «Уголовно-процессуальный кодекс РФ» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 24.02.2021)

1. Принцип свободной оценки доказательств, или оценки доказательств по внутреннему убеждению, производен от принципа независимости суда, хотя распространяет свое действие и на прокурора, следователя и дознавателя

Во-первых, он предполагает запрет указанным в данной статье лицам принимать во внимание при оценке доказательств какие-либо посторонние мнения лиц, не участвующих в процессе, а равно не основанные на доказательствах утверждения сторон и иных участников судопроизводства. Во-вторых, этот принцип направлен на обеспечение самостоятельности суда по отношению к законодателю, который не вправе принимать законы, в которых различным видам доказательств придавалась бы разная, заранее установленная сила

В части второй данной статьи по этому поводу сказано: «Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы», т.е. названный принцип запрещает формальную (легальную) систему доказательств в уголовном процессе. Тот же самый запрет можно отнести к различного рода указаниям и разъяснениям вышестоящих прокурорских, судебных и ведомственных органов и инстанций, а также к некоторым обыкновениям судебно-следственной практики. Так, в силу данного принципа неправомерно, на наш взгляд, разъяснение о том, что те или иные виды заключений экспертов (например, некатегорического, или вероятностного, характера) не могут использоваться для обоснования приговора или любого иного судебного решения (см. об этом коммент. к ст. 80 настоящего Кодекса).

2. Внутреннее убеждение есть полная уверенность субъекта оценки доказательств относительно достоверности полученных выводов. Однако оно должно основываться не на отвлеченном мнении, а на оценке каждого из доказательств и всей их совокупности в целом. Указание о том, что доказательства оцениваются в совокупности, не означает, что значение имеет лишь общее впечатление, которое произвели исследованные доказательства на судью, присяжного заседателя и др. Оценить доказательства в совокупности — значит не упустить ни одного из них. В описательно-мотивировочной части приговора суд в силу данного принципа обязан дать оценку всем исследованным им доказательствам и указать, почему он принимает за основу своего решения одни из доказательств и почему отвергает другие (п. 2 ст. 307).

3. Нарушением принципа свободной оценки доказательств является не только введение легальной системы оценки доказательств, но и использование в текстах судебных решений в явочном порядке ряда формулировок-штампов, которые указывают на стихийное применение в доказывании рудиментов формальной оценки доказательств. Так, в приговорах нередко можно встретить такие, например, обороты: «суд признает показания обвиняемого недостоверными, ибо последний желает избежать уголовной ответственности»; «суд не доверяет показаниям подсудимого, поскольку в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства он свою вину не признал и неоднократно менял показания»; «у суда нет оснований не доверять показаниям сотрудников милиции, у которых не было мотивов оговаривать обвиняемого, поскольку ранее они знакомы с ним не были»; «суд отвергает заключение специалиста, данное в судебном заседании по инициативе защитника, поскольку оно противоречит выводам, содержащимся в заключении экспертизы, назначенной и проведенной в ходе предварительного следствия в установленном законом порядке» и другие «шедевры» юридической мысли времен средневековья.

СМИРНОВ А.В., КАЛИНОВСКИЙ К.Б

Под ред. А.В. Смирнова «КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

2009 год

Другой комментарий к Ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

1. Принцип презумпции невиновности сформулирован в соответствии со ст. 49 Конституции РФ и ч. 1 ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. <1>; п. 2 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. <2>, ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. <3>; ч. 2 ст. 6 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г. <4>.
———————————
<1> РГ. 1995. 5 апр.

<2> СЗ РФ. 1998. N 20. Ст. 2143.

<3> ВВС СССР. 1976. N 17. Ст. 291.

<4> СЗ РФ. 1999. N 13. Ст. 1489.

2. Закрепленное в ч. 1 настоящего Кодекса положение означает, что обвиняемый имеет такой же правовой статус, как и любой другой гражданин, за изъятиями, предусмотренными настоящим Кодексом (временное отстранение от должности, ограничение передвижения или свободы, обязанность явиться на допрос или участвовать в других следственных действиях и т.п.).

Только после того, как законно сформированный суд вынесет обвинительный приговор и этот приговор вступит в законную силу, обвиняемый становится осужденным, его общественный статус меняется, он может быть назван преступником и подвергнут уголовному наказанию.

3. Права обвиняемого как участника уголовного процесса предусмотрены ст. 47 УПК РФ (см. комментарий к ней).

4. О порядке вынесения обвинительного приговора и вступления его в законную силу см. комментарий к ст. 390 УПК РФ.

5. Уголовное преследование осуществляется в соответствии с главой 3, доказывание по уголовному делу — с главой 10 настоящего Кодекса (см. комментарий к указанным главам).

6. Запрещается возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою невиновность.

7. Доказывать виновность лица, привлеченного к уголовной ответственности, и опровергать доводы, приводимые в защиту подозреваемого или обвиняемого, обязана сторона обвинения.

8. Доказывать свою невиновность — право обвиняемого, а не его обязанность (ч. 2 ст. 49 Конституции). Обвиняемый и подозреваемый могут представлять доказательства, давать любые показания либо полностью отказаться от дачи показаний или от ответов на отдельные вопросы. Отказ от показаний, дача противоречивых или ложных показаний не являются основанием для привлечения обвиняемого к ответственности и вынесения обвинительного приговора за эти действия.

9. Право на молчание является общепризнанной международно-правовой нормой (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Оно способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, добытым с помощью принуждения или давления.

10. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения только тогда, когда оно подтверждено совокупностью доказательств.

11. Запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер (ст. 21 Конституции).

12. Всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49 Конституции). Это означает, что если доказательства по делу спорны или противоречивы и могут получить различное толкование, то решение должно быть вынесено в пользу обвиняемого. Правила о толковании сомнения в пользу обвиняемого относятся только к тем сомнениям, которые не могут быть устранены.

13. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом (п. 1 ст. 51 Конституции РФ).

14. Никакие доказательства для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, не имеют заранее установленной силы.

15. Принципу презумпции невиновности сопутствует право обвиняемого на защиту (ст. 48 Конституции, ст. ст. 49 — 53, п. 3 ч. 4 ст. 46, п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ и комментарий к ним).

16. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Комментарий к статье 16 УПК РФ

1. Право на защиту предоставляется законом подозреваемому и обвиняемому от подозрения и обвинения. Защита других прав и законных интересов этих лиц охватывается действием принципов уважения чести и достоинства личности, неприкосновенности личности, жилища, охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (см. ком. к ст. ст. 9 — 13). Защита названных (других) прав в рамках уголовного процесса может осуществляться в порядке обжалования действий и решений должностных лиц, предусмотренном гл. 16 и ст. 108 Кодекса, а также путем возмещения вреда лицам, незаконно подвергнутым мерам процессуального принуждения (ч. 3 ст. 133). Право на защиту принадлежит не только обвиняемому и подозреваемому, которые официально признаны в этом процессуальном статусе, но и всякому лицу, которое допрашивают об обстоятельствах инкриминирующего характера, а также каждому, в отношении кого совершаются действия в порядке уголовного преследования.

2. Понятие права на защиту включает в себя:

— права, которые подозреваемый и обвиняемый могут реализовать собственными действиями путем представления доказательств, участия в допросах других обвиняемых (подсудимых), потерпевших, свидетелей и экспертов в суде, подачи жалоб на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда (см. о них ком. к ст. 47);

— права, которые могут осуществляться ими с помощью защитника и законного представителя путем реализации прав и обязанностей этих лиц (см. о них ком. к ст. ст. 48, 49 — 53);

— наличие у дознавателя, следователя, прокурора и суда обязанностей, соответствующих правам подозреваемого, обвиняемого, законного представителя и защитника, если эти права могут быть реализованы лишь путем выполнения названными должностными лицами и органами определенных встречных действий (обеспечить участие защитника, предоставить в установленных законом случаях для ознакомления необходимые документы и материалы дела, дать возможность снятия с них копий, рассмотреть ходатайства и жалобы, заслушать показания путем проведения допроса и т.д.);

— применение процессуальных гарантий защиты, действующих в силу закона, даже при отсутствии волеизъявления заинтересованных лиц. Это презумпция невиновности, включая возложение бремени доказывания на обвинителя и толкование сомнений в пользу обвиняемого, правила о недопустимости доказательств (ст. 75), правило о недопустимости поворота обвинения к худшему (ст. ст. 385, 387, 405), нормы, обеспечивающие свободу обжалования в апелляционном и кассационном порядке приговора и других судебных решений (ст. 370, ч. 1 ст. 385).

3. О разъяснении подозреваемому и обвиняемому их прав см. ком. к ст. 11.

4. Как следует из содержания части второй данной статьи, подозреваемый и обвиняемый вправе защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами. В этой норме реализован правовой принцип — «разрешено все, что не запрещено законом». На деле запрет может устанавливаться не только нормами самого УПК, как можно было бы понять из буквального прочтения текста ком. статьи, но и некоторыми другими законами. Например, ни обвиняемый, ни защитник, ни иные лица не вправе применять методы и средства, отнесенные Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» к исключительной компетенции оперативно-розыскных органов. При отсутствии запрета может использоваться любой способ и средство защиты (см. ком. к ст. 86 настоящего Кодекса).

Об оказании подозреваемому и обвиняемому помощи защитника см. ком. к ст. ст. 49 — 51.

СВОБОДА ОЦЕНКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, ПРАВО НА ОБЖАЛОВАНИЕ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ КАК ПРИНЦИПЫ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА.

Принцип свободы оценки доказательств, за–крепленный в ст. 17 УПК, заключается в том, что судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, до–знаватель оценивают доказательства по своему внут–реннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. При этом никакие доказа–тельства не имеют заранее установленной силы.

Под оценкой доказательств понимают мыслитель–ную (логическую) деятельность субъектов уголовно–го процесса, осуществляющих доказывание, по опре–делению относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения дела доказательств.

Рассматриваемый принцип, с одной стороны, пре–доставляет субъектам уголовного процесса «внутрен–нюю свободу» оценки доказательств, поскольку закон не устанавливает обязательной для участников уголов–ного судопроизводства силы (доказательственной зна–чимости) тех или иных доказательств, не связывает оценку достоверности, достаточности доказательств какими-либо формальными предписаниями, не уста–навливает минимального количества доказательств для признания тех или иных фактов доказанными.

Вместе с тем «свобода» в оценке доказательств не является абсолютной, основанной на интуиции участ–ника уголовного судопроизводства. Закон предъяв–ляет к свободной оценке доказательств ряд требо–ваний.

1. Внутреннее убеждение субъектов доказывания должно быть основано «на совокупности имеющихся в деле доказательств», т.е. оно должно иметь объек–тивное основание.

2. При оценке доказательств участник процесса должен руководствоваться законом, который устанав–ливает, например, правила допустимости доказа–тельств (ст. 75 УПК РФ), дает понятие доказатель–ства и предмета доказывания и т.д.

3. Оценивая доказательства, участник процесса обязан руководствоваться своей совестью – нрав–ственным ориентиром, необходимым для разрешения уголовного дела.

Конституционно-правовой основой принципа права на обжалование процессуальных действий и ре–шений выступают положения о праве каждого на су–дебную защиту, предусмотренные ст. 46 Конституции рФ.

УПК предоставляет право каждому участнику уго–ловного судопроизводства на досудебных стадиях уголовного процесса обратиться с жалобой на про–цессуальное действие (бездействие) прокурора, сле–дователя, органа дознания и дознавателя соответ–ствующему прокурору, руководителю следственного органа. Если же эти действия (бездействия) и реше–ния причиняют ущерб конституционным правам и сво–бодам участников уголовного судопроизводства либо ограничивают доступ граждан к правосудию, жалоба может быть подана в суд.

Другим аспектом этого принципа является предо–ставление каждому осужденному, оправданному (по мотивам оправдания) права на апелляционный, кас–сационный и надзорный пересмотр приговора в по–рядке, установленном законом. Конституция РФ гла–сит: «Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом…» (ч. 3 ст. 50 Конституции РФ).

Если исчерпаны все внутригосударственные сред–ства правовой защиты, лицо вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обратиться в Европейский Суд по правам человека.

Ст. 17 УПК РФ с комментариями

При этом имеется в виду закон не только уголовно-процессуальный, но и уголовный (материальный). Уголовно-процессуальный закон устанавливает принципы оценки доказательств, гарантии процессуальной независимости субъектов доказывания, а также требования к процессуальным документам, в которых подводятся итоги оценки. Уголовный же закон служит важным ориентиром при оценке доказательств с точки зрения их относимости, потому что предмет доказывания по конкретному уголовному делу тесно связан с конструкцией соответствующего состава преступления. При оценке относимости доказательств учитываются и нормы других отраслей права, раскрывающие содержание бланкетных диспозиций норм уголовного закона.

Оценивать доказательства в соответствии со своей совестью — это значит не только подчинить такую оценку профессиональному правосознанию, но и поставить её под нравственный самоконтроль, основанный на извечных общечеловеческих ценностях и истинах, представлениях о добре и зле, о справедливости и порядочности, — словом, действовать так, чтобы каждый свой шаг на этом пути предельно требовательно соизмерялся с моралью, а результат приводил к душевному комфорту и уважению к себе.

Тема оценки доказательств продолжается в статье 88 УПК (см. её текст и комментарий к данной статье), а разрыв этой темы на две части представляется спорным в своей целесообразности.

Количество преступлений в России

СТ 17 УПК РФ

1. Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

2. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Язык судопроизводства в Российской Федерации

Уголовный процесс в РФ проходит исключительно на государственном языке, которым, исходя из ст. 68 Конституции Российской Федерации, является русский язык. Также может рассматриваться дело государственных языков республик, которые входят в состав РФ.

Процесс по уголовным делам, проходящим в Верховном Суде РФ или связанных с военными преступлениями (военных судах) происходит исключительно на русском языке (в связи с ч. 1 статьи 18 УПК).

Согласно Конституции Российской Федерации и равенстве каждого перед законом и судом, каждое лицо, которое не владеет полностью или не владеет в достаточной мере языком, на котором ведется уголовный процесс, имеет право использовать свой родной язык или язык, которым они владеют в достаточной мере для судопроизводства. Участники, которые не владеют или недостаточно владеют языком, имеют процессуальные права:

  • совершать заявления, представлять объяснения и показания, заявлять о ходатайстве, предоставлять жалобы, а также участвовать в процессе на своем родном языке или языке, которым владеют в мере, необходимой для проведения процесса;
  • использовать бесплатные услуги переводчика в том порядке, который установлен УПК.

Всё ещё сложно?
Наши эксперты помогут разобраться

Все услуги

Решение задач

от 1 дня / от 150 р.

Курсовая работа

от 5 дней / от 1800 р.

Реферат

от 1 дня / от 700 р.

Статья 17 УПК РФ. Свобода оценки доказательств

  1. Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.
  2. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Комментарий к ст. 17 УПК РФ

Оценка доказательств по внутреннему убеждению означает такой порядок, при котором:

  • тот, в чьём производстве находится уголовное дело, обладает процессуальной самостоятельностью и исключительной компетенцией в этой области; ни дознаватель, ни следователь, ни прокурор, ни суд не вправе и не обязаны руководствоваться оценкой, предлагаемой кем-либо другим, а также перелагать обязанность такой оценки и ответственность за неё на другое лицо;
  • по формальным признакам никакие доказательства не имеют заведомых преимуществ перед другими;
  • оценка доказательств завершается истинными, лишёнными сомнений выводами.

Оценивая доказательства по своему внутреннему убеждению, дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны руководствоваться законом.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.