Что такое доказательства по делу в уголовном процессе и как происходит их оценка

Алан-э-Дейл       25.07.2022 г.

Комментарии к ст. 303 УК РФ

1. В законе ответственность дифференцирована в зависимости от ряда обстоятельств. Частью 1 комментируемой статьи охватывается фальсификация доказательств по гражданскому делу, ч. 2 — по уголовному делу, в ч. 3 закреплены квалифицированные виды этих преступлений.

2. Объектом является нормальная деятельность суда и органов прокуратуры, предварительного расследования по получению достоверных доказательств. В качестве факультативного объекта могут быть интересы потерпевшего. Предмет преступления — доказательства по гражданскому или уголовному делу. Их понятие раскрывается в гражданском процессуальном, арбитражном процессуальном и уголовно-процессуальном праве.

3. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303, характеризуется фальсификацией доказательств по гражданскому делу. Фальсификация означает искажение фактических данных, являющихся доказательствами. Она может проявляться в разных формах:

внесение ложных сведений в документы, их подделка, подчистка, пометка другим числом.

В этом случае, по существу, речь идет о так называемом материальном подлоге документа как источника доказательств. Фальсификация может выражаться и в так называемом интеллектуальном подлоге: лицом, участвующим в деле, составляются письменные доказательства, ложные по содержанию (например, письмо, в котором содержится признание долга).

4. Преступление имеет формальный состав, признается оконченным с момента предъявления фальсифицированного доказательства суду. Для квалификации содеянного не имеет значения, повлияло ли оно на вынесение решения по гражданскому делу.

Не охватываются составом рассматриваемого преступления заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод. Указанные действия образуют самостоятельное преступление, предусмотренное ст. 307 УК.

5. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Мотивы значения для квалификации не имеют.

6. Субъект преступления — лицо, участвующее в деле, или его представитель. Понятие «лицо, участвующее в деле» в данном составе преступления употребляется в том же значении, что и в других составах. Однако надо иметь в виду, что из их числа исключаются по указанным выше причинам свидетель, потерпевший, эксперт и переводчик. Понятие представителя дано в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве. Представителем может быть гражданин, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.

Не несут ответственности по ч. 1 ст. 303 должностные лица. Фальсификация доказательств, совершаемая ими, признается служебным подлогом и квалифицируется по ст. 292 УК.

7. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу. Она может выразиться в разных формах подлога материалов уголовного дела: составление протоколов допросов при их непроведении, внесение в них сведений, о которых не сообщал допрашиваемый, внесение изменений в заключение эксперта и т.п.

Лицом, производящим дознание, следователем и прокурором в этом случае совершается специальный вид служебного подлога, выделенный законодателем в самостоятельное преступление, в связи с чем дополнительной квалификации таких действий по ст. 292 УК не требуется.

Защитником по уголовному делу могут быть фальсифицированы документы, вещественные доказательства, приобщаемые к делу по его ходатайству.

8. Момент окончания преступления определяется в зависимости от того, кем оно совершено. Фальсификация доказательств лицом, производящим дознание, следователем и прокурором будет оконченной с момента совершения указанных действий; фальсификация доказательств защитником — с момента предъявления их органам дознания, предварительного следствия или суду.

9. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

10. Субъект преступления по ч. 2 статьи иной, чем по ч. 1 ст. 303. Им являются прокурор, следователь, лицо, производящее дознание (дознаватель), и защитник.

11. Квалифицирующими признаками являются:

  • а) фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении;
  • б) фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия (ч. 3 ст. 303).

Законодатель не определяет тот вред, который признается тяжким, предоставляя это делать суду с учетом всех обстоятельств. Приговорение лица к лишению свободы, самоубийство или покушение на самоубийство незаконно осужденного или его близких, незаконное взыскание, приведшее к банкротству предприятия, разорению предпринимателя, фермера и т.п., могут признаваться в качестве тяжких последствий.

Классификация

Законодательство определяет несколько критериев, в соответствии с которыми устанавливаются те или иные виды доказательств. Например, существует классификация по характеру взаимосвязи содержания сведений с фактом. По этому критерию выделяют прямые и косвенные данные. В первом случае содержание информации и факт имеют однозначную связь. Она позволяет сделать бесспорный вывод об отсутствии или наличии того или иного доказываемого события. Сведения, относящиеся ко второй категории и взятые в отдельности, дают основания для нескольких версий.

Чтобы отбросить не имеющие обоснования предположения и прийти к единому выводу, необходимо связать и сравнить косвенные доказательства с остальными. Например, допустим, истец направляет заявление с требованием о взыскании суммы, взятой у него ответчиком. При этом в качестве доказательства первый предоставляет письмо. В нем присутствует просьба второй стороны дать ему взаймы. Однако данный документ будет являться только косвенным свидетельством того, что был заключен договор займа, из которого, соответственно, возникло обязательство, не исполненное ответчиком. Другое дело, если бы истец предоставил письмо, в котором должник просит подождать с возвратом денег, которые он взял взаймы. Такой документ будет считаться уже прямым указанием на наличие договора.

Используемая лексика

В завершение темы нельзя оставить без сравнения процедуры разбирательств в российских судах и в Европейском суде по правам человека.

Регламент Европейского суда, вступивший в силу с января 2014 года, содержит правило 47, пункт 3.1 «а» которого предусматривает предоставление копий относящихся к делу документов, в том числе судебных и иных документов, связанных с предметом жалобы.

В самой жалобе должны быть доступным языком изложены объяснения (submissions) заявителя, описывающие суть нарушения. Этим же термином обозначаются все прочие объяснения сторон по существу. Таким образом, Европейский суд также требует предоставления относимых доказательств. Правило 74.1 Регламента перечисляет, что должно быть в постановлении (решении) Суда. В частности, в пункте 1 «f» использовано слово факты (the facts of the case), а не обстоятельства (circumstances).

Действительно, события в постановлениях и решениях Суда описываются под заголовком «Факты», но рассматривает (regard) и оценивает (evaluate) Суд именно обстоятельства (см., например, решение Суда от 06.02.2003 о приемлемости жалобы N 71630/01 «Венденбург и другие (Wendenburg and others) против Германии»). В этом решении фактами Суд называет события, правовые реалии государства-ответчика, в то время как обстоятельства — то, что необходимо установить и оценить для разрешения дела исходя из положений Конвенции, Протоколов и прецедентной практики.

В Постановлении от 26.06.1986 по жалобам N N 8543/79; 8674/79; 8675/79; 8685/79 «Ван Марле и другие (Van Marle and others) против Нидерландов» Суд соотносит факты и обстоятельства как целое и часть, делая «Обстоятельства дела» первым подзаголовком к «Фактам», «Действующее законодательство» — вторым.

В аналогичном порядке составлено недавнее Постановление Большой Палаты Европейского суда от 12.06.2014 по жалобе N 56030/07 «Фернандес Мартинес (Fernandez Martinez) против Испании»: к фактам отнесены обстоятельства дела и законодательство, включая каноническое право.
Европейский суд не раз указывал, что он не подменяет национальные суды в оценке обстоятельств дела.

Тем не менее жалобы в Европейский суд продолжают поступать в расчете на иную трактовку обстоятельств. И основания для надежд есть. Для примера возьмем Постановление Суда от 21.07.2011 по жалобе N 28274/08 «Гайниш (Heinisch) против Германии», в которой заявитель жаловалась на решения судов по трудовым спорам, признавшими законным ее увольнение за сообщение на работодателя в прокуратуру.

По внутреннему убеждению

В юридической литературе отмечается двойственный подход к определению понятия «доказательство». Это обусловлено неоднозначным подходом законодателя. Так, в ст. 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указано, что «доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела». Во второй части данной статьи доказательства рассматриваются как средства доказывания, перечисляются отдельные средства доказывания.

Но такая двойственность представляется надуманной. Можно утверждать, что законодатель придерживается концепции единства формы и содержания в определении понятия «доказательство» и доказательство представляет собой внутренне — содержание, то есть сведения о фактах, а внешне — средство доказывания, то есть ту форму, в которую облачены сведения о фактах. А значимость для конкретного дела сведений о фактах приобретает при исследовании и оценке их судом в качестве доказательств по делу.

В статье 71 АПК РФ сказано, что арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Свобода оценки доказательств вместе с тем не означает произвол. Судья в процессе оценки доказательств скован установленными законом критериями, наличие которых продиктовано объективными условиями обнаружения истины по делу, то есть законами логики. В одном из Постановлений Президиум Высшего Арбитражного Суда, в частности, указал: «Оценка судом доказательств по своему внутреннему убеждению не означает допустимости их необоснованной оценки, при которой содержательно тождественные обстоятельства получают диаметрально противоположное толкование, без указания каких-либо причин этого. Такая оценка доказательств не может быть признана объективной» <1>.

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 24.03.2009 N 14786/08.

Комментарий к статье 67 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

1. Для того чтобы суд принял законное решение, необходимо, чтобы в основу такого решения были положены соответствующие доказательства, которым дана надлежащая оценка, включающая в себя определение относимости, допустимости, достоверности и достаточности. Под относимостью доказательств понимается положение, в соответствии с которым суд должен допускать и исследовать только те доказательства, которые относятся к данному делу, т.е. могут подтвердить или опровергнуть те обстоятельства дела, на которые ссылаются стороны и другие лица, участвующие в деле (ст. 59 ГПК РФ). Принцип допустимости доказательств состоит в том, что в суде могут быть использованы только предусмотренные законом виды доказательств и определенные средства доказывания не могут использоваться по отдельным категориям гражданских дел (ст. 60 ГПК РФ). Достоверность доказательств означает, что сведения, которые подтверждаются данными доказательствами, соответствуют действительности. Достаточность доказательств свидетельствует о том, что на их основании можно сделать однозначный вывод о доказанности определенных обстоятельств.

2. Принципы оценки доказательств определены в ч. 1 комментируемой статьи. Гражданский процессуальный кодекс РФ не устанавливает, какие из доказательств являются более достоверными, убедительными и т.д. При оценке доказательств судья должен объективно проанализировать все исследованные доказательства, сопоставив их, и на основании внутреннего убеждения сделать вывод. Объективное рассмотрение означает отсутствие заинтересованности суда в разрешении дела, предубеждения в оценке доказательств. В случае выявления заинтересованности судьи ему может быть заявлен отвод. Не допускается воздействие на судей в какой-либо форме с целью воспрепятствовать всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела

Всесторонность означает принятие во внимание доводов всех участвующих в деле лиц, исследование и оценку всех доказательств

3. Принцип непосредственности состоит в том, что судьи, рассматривающие и разрешающие дело, должны лично и самостоятельно (без опосредования) воспринимать собранные доказательства, участвовать в их исследовании путем заслушивания сторон, третьих лиц, свидетелей, экспертов, специалистов, изучения и осмотра письменных и вещественных доказательств и т.п. При осуществлении процессуальных действий вне зала судебного заседания (например, при необходимости осмотра на месте) данные действия осуществляются тем же судьей, который рассматривает дело. Исключение составляют случаи направления судебных поручений, обеспечение доказательств. При этом материалы судебных поручений, представленные после исполнения в суд, а также материалы по обеспечению доказательств должны быть рассмотрены и исследованы в судебном заседании.

4. Никакие из доказательств не могут заранее иметь для суда приоритет перед другими, в т.ч. заключение эксперта. В п. 7 Постановления Пленума ВС РФ N 23 отмечалось следующее: судам следует иметь в виду, что заключение эксперта не является исключительным средством доказывания, а должно оцениваться в совокупности со всеми другими доказательствами. Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении

При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли их соответствующий анализ

Если экспертиза поручена нескольким экспертам, давшим отдельные заключения, мотивы согласия или несогласия с ними суда должны быть приведены отдельно по каждому заключению.

5. Все доказательства должны оцениваться в совокупности. В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» разъясняется, что заключение экспертизы по вопросу о происхождении ребенка, в том числе проведенной методом «генетической дактилоскопии», является одним из доказательств, которое должно быть оценено судом в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами, поскольку в соответствии с ч. 2 комментируемой статьи никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

В мотивировочной части судебного постановления должны быть отражены мотивы, по которым на одних доказательствах были основаны выводы суда, а другие доказательства отвергнуты.

Критерии

Оценка доказательств производится непосредственно в ходе разбирательства по делу. В законодательстве отсутствуют формальные требования, в соответствии с которыми необходимо признавать те или иные сведения достоверными. Оценка доказательств должна осуществляться вне зависимости от внешнего влияния. При этом они исследуются в совокупности. Формирование внутреннего убеждения происходит под влиянием мировоззрения уполномоченного лица. Ключевым его элементом выступает правосознание. Оно способствует правильному пониманию и толкованию законодательных норм, подлежащих применению в конкретном споре. Правосознание имеет большое значение и для лиц, участвующих в деле. Ими также проводится оценка доказательств в соответствии с их внутренними убеждениями и мировоззрением.

Как правильно вести доказывание в суде?

Многие люди, попадая в суд на судебное разбирательство, не знают, как правильно защитить свои интересы и отстоять свою точку зрения.

В большинстве случаев споры на работе с коллегами и в быту между членами семьи не требует логичного построения линии защиты и приведение логичных обоснованных доводов.

В быту, как и на работе, споры решаются больше на эмоциональном уровне, т.е. кто более устойчив к открытому противостоянию.


В суде нужно себя вести сдержанно В суде вести себя нужно скромно и с достоинством. Нужно сохранять спокойствие, не выкрикивать с места и слушать, что говорит судья.

Отвечать на вопросы судьи кратко, чётко и по делу. Также нужно уважительно относиться к участникам процесса, в том числе и к противоположной стороне.

Стоит уделить внимание и логичности предоставляемых доказательств. Суду будет проще воспринять информацию, если она приводится логично и последовательно

Начинается судебное разбирательство с того, что судья заслуживает пояснения сторон.

Логично заранее перед судебным разбирательством набросать что-то наподобие речи или её плана, дабы при даче пояснений давать информацию последовательно, каждую её порцию обосновывая и аргументируя.

Комментарий к Ст. 67 ГПК РФ

1. Анализ правил ч. 1 ст. 67 позволяет сделать ряд важных выводов:

а) хотя в ст. 67 говорится о суде, следует иметь в виду, что ее правила распространяются и на оценку доказательств:

мировым судьей (если на территории субъекта уже функционируют мировые судьи и созданы судебные участки, ст. 1, 3 Закона о мировых судьях);

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

8 (495) 899-04-17 (Москва и МО)8 (812) 213-46-96 (Санкт-Петербург и ЛО)8 (800) 511-98-59 (Регионы РФ)

судьей, рассматривающим дело единолично (см. коммент. к ст. 7, 24);

б) оценка доказательств осуществляется членами суда:

по своему внутреннему убеждению. Этому способствуют гласность судебного разбирательства, непрерывность, непосредственность и устность судебного разбирательства, а также то, что судопроизводство основано на состязательности и равноправии сторон (см. коммент. к ст. 10, 12, 157). Непосредственно заслушивая доводы сторон, иных лиц, участвующих в деле, оценивая их, вникая в суть противоречий, сравнивая представляемые доказательства, член суда, безусловно, формирует свое мнение о деле, у него складывается убежденность, основанная на внутренних переживаниях, его жизненном опыте, профессиональной подготовке, знании закона, что в итоге влияет и на принятие решения по делу (см. коммент. к ст. 198);

на основе беспристрастного (т.е. объективного, лишенного предвзятости, ангажированности, не говоря уже о коррупционных проявлениях), всестороннего (т.е. с учетом позиций обеих сторон, других лиц, интересов общества и государства) и полного (т.е. всеобъемлющего анализа) рассмотрения всех имеющихся в деле доказательств;

в их совокупности. Иначе говоря, нельзя отрывать одни доказательства от других, оценивать их автономно, вне связи с другими доказательствами. Необходимо при этом до конца разрешать противоречия между ними (если они возникали в ходе разбирательства).

2. Применяя нормы ч. 2 ст. 67, нужно учитывать:

их императивный характер: суд не вправе отдавать предпочтение тем или иным доказательствам. Он не может исходить из того, что, скажем, одни свидетели заслуживают большого доверия (исходя, например, из их имущественного положения, расового происхождения, политических убеждений), чем другие, и т.д.;

правила о том, что никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, распространяются и на те из них, которые собраны в порядке судебного поручения (см. коммент. к ст. 62, 63).

3. Комментируемая статья возвела в ранг закона ряд указаний, ранее содержащихся в разъяснениях Верховного Суда РФ:

1) суд должен оценивать каждое доказательство и в отдельности, и во взаимосвязи с другими имеющимися в деле доказательствами;

2) результаты оценки доказательств — обязательно должны найти отражение в мотивировочной части решения (см. коммент. к ст. 198);

3) особое внимание суд должен уделить оценке документов и иных письменных доказательств. При этом нужно подвергать оценке не только содержание документов, но и его реквизиты, обстоятельства составления и т.п.;. 4) при оценке копии документа суду предписано проверить также ее подлинность, техническую сторону ее изготовления, тождественность с оригиналом, то, у кого данная копия сохранялась, как она оказалась в деле, и т.п.;

4) при оценке копии документа суду предписано проверить также ее подлинность, техническую сторону ее изготовления, тождественность с оригиналом, то, у кого данная копия сохранялась, как она оказалась в деле, и т.п.;

5) наличие только копии документа (при отсутствии оригинала) не означает, что обстоятельство доказано. Аналогично решается вопрос, когда различные копии документа не совпадают, а также в случаях, когда подлинное содержание оригинала невозможно установить.

Доказательства и доказывание

Фактические данные, которые исследует уполномоченная инстанция, сообщаются в форме суждений о тех или иных фактах. Судебные доказательства объединяют эти сведения и средства, с помощью которых они предоставляются. Фактические данные являются отражением событий действительности и передают информацию о них. В законодательстве строго регламентирована форма, в которой они могут быть получены. Так, ст. 55 ГПК устанавливает, что фактические данные могут представлять собой:

  1. Объяснения участников спора и третьих лиц.
  2. Свидетельские показания.
  3. Письменные (документальные) и вещественные доказательства.
  4. Видео- и аудиозаписи.
  5. Экспертные заключения.

Установить причинно-следственную связь

Последний критерий — критерий взаимной связи (коммуникативности) доказательств.

Доказательства, в смысле сведений о фактах, будут одновременно и доказательствами с точки зрения теории аргументации. Потому при выявлении внутренней взаимосвязи доказательств суд устанавливает именно логическую связь, не имеющую внешнего выражения.

Целесообразно использовать достижения криминалистической науки, в частности, при установлении внутренней связи доказательств в арбитражном процессе. Именно из криминалистической тактики следует, как представляется, почерпнуть совокупность приемов установления взаимной связи доказательств. Р.С. Белкин по данному вопросу отмечает: «Связь между доказательствами может быть двоякого рода: причинно-следственная (казуальная), то есть связь обусловленности и связь совпадения, сосуществования во времени и пространстве» <5>.

<5> Белкин Р.С. Оценка доказательств (глава из книги Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М., 1966) / Белкин Р.С. Избранные труды. М.: Норма, 2009. С. 240.

Необходимо в сознании субъекта оценки доказательств выстраивать причинно-следственные ряды доказательств, восходящие к одному предмету доказывания по делу, то есть к обнаружению значимых для дела фактических обстоятельств, обнаруживать связь совпадения отдельных доказательств. «Когда несколько доказательственных рядов относятся к одному и тому же событию, но объясняют его по-разному или когда значение доказательства в одном ряду противоположно по смыслу его значению в другом ряду, налицо несовместимость доказательственных рядов» <6>. Такая несовместимость может свидетельствовать о незавершенности процесса судебного исследования, недостаточности доказательств, а следовательно, невозможности итоговой оценки доказательств.

<6> Белкин Р.С. Указ. соч. С. 243.

Изложенная схема вполне применима для установления доказательств и по гражданским делам именно потому, что основана на общих логических представлениях о доказательствах.

ГАРАНТИЯ ПРОЗРАЧНОСТИ РЕШЕНИЙ

Согласно части 1 статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению. Оценка доказательств — процесс интеллектуальный, потому скрытый от сторон. Только по вопросам суда сторонам и иным участникам иногда можно догадаться о ходе рассуждения председателя. Для того чтобы обеспечить прозрачность процедуры оценки, часть 4 статьи 67 ГПК РФ требует от судьи отражать в решении результаты оценки доказательств, мотивы предпочтения одних доказательств другим. Судебная практика показывает, что суды вышестоящих инстанций все же проверяют не только сам факт мотивировки, но и оценивают сами мотивы, если сторона заявляет о ненадлежащем мотивировании. Показывает она и то, что нарушение требования, предусмотренного ч. 4 ст. 67 ГПК РФ, может быть причиной принятия незаконного решения и, следовательно, действительным основанием отмены решения

Очевидно, вышеизложенное принимает во внимание и Конституционный Суд РФ, указывая в многочисленных определениях, что обязанность отражения оценки доказательств, а также мотивов отвода одних и принятия других служит защитой от произвольной их оценки и залогом прозрачности всего разбирательства. С формальной точки зрения не согласиться с такой позицией нельзя

Вместе с тем нарушение этой обязанности часто является не самостоятельным основанием для отмены или изменения решения, а сопутствует другому нарушению. Например, Постановлением Президиума Челябинского областного суда от 16 мая 2012 г. по делу N 44-г-51/2012 отменены судебные акты нижестоящих инстанций по тем основаниям, что при рассмотрении потребительского спора суд апелляционной инстанции не мотивировал отвод экспертизы истца о существе недостатков товара в пользу экспертизы ответчика, утверждавшей его пригодность. Кроме того, Президиум указал на неисследованность причинно-следственной связи между ущербом потребителю и иными характеристиками продукта как на неполноту выяснения всех значимых обстоятельств. Также показательно Апелляционное определение Воронежского областного суда от 31 мая 2012 г. N 33-3247. Судебная коллегия также нашла нарушение судом первой инстанции обязательства мотивировать отвод доказательств со стороны истца, а также недоказанность значимых обстоятельств. Данное определение пример того, как одно нарушение может вести к другому. Необоснованный отвод письменных доказательств, показаний свидетеля привел к тому, что судом не было надлежащим образом доказано существенное обстоятельство — собственность наследодателя, наследника.

Суды апелляционной инстанции также обязаны указывать, по какой причине они отводят те или иные доказательства, не отведенные или наоборот принятые нижестоящими судами. Для этого они пересматривают доказательства, нередко переоценивая их. Так, Брянский областной суд Апелляционным определением от 22 октября 2013 г. по делу N 33-3280/13 отказал в удовлетворении иска о защите чести, достоинства, деловой репутации и взыскании морального вреда. Основанием для отказа в иске стала недоказанность факта распространения порочащих репутацию сведений. Судебная коллегия критически отнеслась к заключению эксперта, сформировав свое мнение об исследованном документе: по мнению судей, экспертное заключение не отвечало на основной вопрос, ответ на который необходим по делам подобного рода, а также содержало существенные ошибки в интерпретации объекта исследования самим экспертом. А в упоминавшемся выше Определении Мосгорсуда коллегией в обоснование отвода документов о размере заработка умершего кормильца также было отмечено, что суд принимал решение на основании недопустимых и недостоверных доказательств.

Решение вообще является доказательством проделанной работы судом. Если по делу представлены доказательства обстоятельств, подтверждающих правомерность требований обеих сторон, но в решении не отражен процесс их оценки, то есть не устранены противоречия, это не только свидетельство немотивированности решения, нарушающего ч. 4 ст. 67 ГПК РФ, но и повод предположить нарушение равноправия сторон в процессе. Когда решение также основано лишь на доказательствах одной стороны при ненадлежащих или отсутствующих мотивах отвода доказательств другой, это может говорить о предвзятости суда.

Оценка доказательств

В процессе доказывания все представленные и истребованные доказательства оцениваются судом по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании доказательств. Согласно ч. 2 ст. 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд оценивает относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также их достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Относимость — такое свойство доказательства, которое определяет связь между доказательственной информацией и обстоятельствами, которые устанавливаются и исследуются судом. Другими словами, суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела.

Значение правила об относимости доказательств заключается в том, что оно позволяет правильно определить объем доказательств, отобрать только те из них, которые действительно нужны для установления фактических обстоятельств дела, и устранить из процесса все ненужное, не относящееся к делу.

Под допустимостью доказательства понимается пригодность информации, которую несет то или иное доказательство с точки зрения законности ее получения и законности источника этой информации. То есть доказательства должны быть представлены и истребованы в точном соответствии с требованиями гражданского процессуального закона с помощью средств доказывания (объяснений, показаний свидетеля, письменных и вещественных доказательств и др.), прямо указанных в законе.

В соответствии со ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания (доказательствами), не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Так, например, согласно ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждении сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. В соответствии со ст. 812 ГК РФ, если договор займа должен был совершен в письменной форме (ст. 808), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается.

Таким образом, в гражданском процессе возможны случаи, когда те или иные обстоятельства, согласно прямому указанию закона, не могут доказываться любыми доказательствами.

О достоверности и достаточности доказательств можно судить по результатам анализа всех доказательств, собранных по делу, в их совокупности по тому, насколько полно они подтверждают обстоятельства, на которых основывает свои исковые требования истец или свои возражения относительно иска ответчик.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в принятом по делу решении. При этом в решении должны быть изложены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.