Вина: понятие и формы вины в уголовном праве

Алан-э-Дейл       10.08.2022 г.

Содержание

Государство признаёт одним из признаков, посредством которых характеризуется состав преступления, вину. Учебники указывают на субъективные предпосылки наступления ответственности. Зафиксировать необходимо, что человек, совершивший преступный поступок, будет отвечать за него, если доказана его виновность. Данная схема утверждает, что лицо не может отвечать за причинение вреда, которое причинено невиновно.

Сущность виновности определяется в отрицательном отношении человека к таким требованиям.

Статья 24 УК РФ предусматривает различные формы вины.

Для раскрытия содержания рассматриваемого понятия следует опираться на:

  • понимание в материалистическом смысле сознаний, поступков;
  • рассмотреть ответственность;
  • свободу.

После учёта указанных признаков можно выделять вину как явление, существующее в реальности. Деяние совершается в действительности, которая носит объективный характер. Концепция, существующая в российской науке, утверждает, что оценочное понятие виновности не должно использоваться. Китай и некоторые иные страны поддерживают такую теорию.

Форма вины в российском уголовном праве, а также её признаки оцениваются органами, проводящими расследование по делам, судебными инстанциями. Это не является косвенным признаком того, что вина становится оценочным понятием. Если кратко, то уголовный процесс в связи с этим не рассматривает понятие как оценочное.

Небрежность

Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицатель­ным и положительным.

Отрицательный признак — непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных послед­ствий — включает:

  • отсутствие осознания обществен­ной опасности совершаемого деяния;
  • отсутствие предвидения преступных последствий.

Положительный признак состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходи­мую внимательность и предусмотрительность и предвидеть насту­пление фактически причиненных общественно опасных послед­ствий. Этот признак устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий, а возмож­ность предвидения — субъективный критерий небрежности.

Объективный критерий небрежности носит нормативный ха­рактер и означает обязанность лица предвидеть возможность на­ступления общественно опасных последствий с соблюдением требований необходимой внимательности и предусмотрительно­сти. Эта обязанность может основываться на законе, на должно­стном статусе виновного, на профессиональных функциях или на правилах общежития и т. д.

Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индиви­дуальных качеств предвидеть возможность наступления общест­венно опасных последствий. Это означает, что возможность пред­видения последствия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индиви­дуальными качествами виновного. Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия бы­ла в принципе разрешимой. А индивидуальные качества винов­ного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т. д.) должны позволять правильно воспринять информацию, вытекающую из обстановки совер­шения деяния, и сделать обоснованные выводы и правильные оценки. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных по­следствий.

Пример

Во время совместного распития спиртных напитков М. поссорил­ся с К. и в тот момент, когда она поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Разбившейся чаш­кой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения глаза и неизгладимое обезобра­живание лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховно­го Суда РФ квалифицировала действия М

как причинение тяж­кого вреда здоровью по неосторожности, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда здоро­вью, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия (См.: БВС РФ.  1994. № 5

С. 5-6).

Психологическое содержание обоих видов умысла и обоих ви­дов неосторожности представлено в таблице

Формы вины Виды вины Интеллектуальный элемент Волевой элемент Умысел Прямой умысел Осознание обществен­ной опасности совер­шаемого деяния, пред­видение неизбежности или реальной возмож­ности его общественно опасных последствий Желание наступле­ния этих последст­вий Косвенный умысел Осознание обществен­ной опасности совер­шаемого деяния, пред­видение реальной воз­можности его общест­венно опасных послед­ствий Отсутствие желания наступления этих по­следствий, но созна­тельное допущение их наступления или безразличное к ним отношение Неосторожность Легкомыслие Предвидение абстрак­тной возможности об­щественно  опасных последствий совершае­мого деяния Самонадеянный расчет   на   предот­вращение этих по­следствий Небрежность Непредвидение обще­ственно опасных по­следствий   совершае­мого деяния Отсутствие волевых усилий, направлен­ных на предвидение и предотвращение общественно опас­ных последствий

             Критерии небрежности: объективный (обязанность предвидеть общественно опасные последствия совершаемого деяния) и субъ­ективный (возможность предвидеть эти последствия при проявле­нии необходимой внимательности и предусмотрительности).

Преступления с двумя формами вины

Чаще всего противоправные посягательства совершаются при наличии одной из перечисленных формулировок виновности. Однако часть квалифицированных составов предусматривает наличие двух форм вины в одно и то же время.

Данная ситуация понимается как:

наличие у человека умысла на совершение того или иного действия;
к последствиям от таких действий относится с неосторожностью.

Подобная ситуация в практической деятельности может возникнуть, когда действия, совершённые лицом с умыслом, вызвали конкретные последствия. Однако такой результат не входил в планы виновного. Это говорит о том, что человек не имел желания и не допускал возможности реализации таковых последствий.

Как пример, двойная формулировка встречается при причинении вреда здоровью личности. Результатом совершённых действий становится гибель жертвы. В этой ситуации преступник понимал, что его действия носят опасный характер, предвидел наступление последствий, но только таких, которые выражаются в причинении вреда здоровью. Смерть в умысел не входила.

Умысел и его виды

Умысел представляет собой одну из форм вины.

Умысел — наиболее распространенная форма вины. Умышленно совершается большинство преступлений.

Умысел подразделяется на прямой и косвенный

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

Косвенный  умысел  бывает  тогда,  когда  лицо  осознавало общественную  опасность  своих  действий (бездействий), предвидело  возможность  наступления  общественно  опасных последствий,  не  желало,  но  сознательно  допускало  эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК РФ).

В определении прямого и косвенного умысла содержится указание на следующие признаки умышленной вины:

1) осознание лицом общественной опасности своего действия (бездействия);

2) предвидение возможности или неизбежности (при прямом умысле) наступления общественно опасных последствий;

3) желание их наступления (прямой умысел) или сознательное их допущение либо безразличное к ним отношение (косвенный умысел).

Первые два признака характеризуют процессы, происходящие в психике субъекта, и поэтому составляют интеллектуальный элемент (компонент) прямого и косвенного умысла.

Третий признак, заключающийся в желании или сознательном допущении последствий либо безразличном к ним отношении, составляет волевой элемент (компонент) умысла.

Интеллектуальный и волевой элементы умысла.

1. Интеллектуальный элемент заключается:

a)  в  осознании  виновным  общественно  опасного характера совершенного деяния;

b) в предвидении его общественно опасных последствий.

2. Волевой элемент выражается:

a)  в желании наступления этих последствий;

b) в  сознательном  допущении  наступления  этих последствий.

Интеллектуальный  элемент  прямого  и  косвенного умысла  полностью  совпадает.  Волевой  элемент  умысла, фиксирующий  желание  наступления  общественно  опасных последствий или их сознательное допущение, относится к волевой сфере  психики  виновного.  Закон  содержит  указания  на  два возможных  вида  волевой  активности:  желание  наступления общественно  опасных  последствий (этот  вид —  прямой  умысел), либо  сознательное  допущение  возможности  наступления  таких последствий (косвенный умысел).

Различие между прямым и косвенным умыслом по содержанию интеллектуального элемента состоит в неодинаковом характере предвидения последствий. Если прямой умысел характеризуется предвидением, как правило, неизбежности, а иногда реальной возможности наступления общественно опасных последствий, то косвенному умыслу присуще предвидение только реальной возможности наступления таких последствий. Но основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в том, что волевое отношение субъекта к последствиям проявляется в различных формах. Положительное отношение к ним при прямом умысле выражается в желании, а при косвенном умысле – в  сознательном допущении либо в безразличном отношении

Установление вида умысла очень важно для правильной квалификации , что подтверждается многими примерами. Основное значение разграничения прямого и косвенного умысла в том, что при косвенном умысле исключена ответственность за приготовление и покушение и содеянное квалифицируется по фактически наступившим последствиям

Кроме того, прямой умысел в целом считается более опасным, нежели косвенный, а некоторые преступления (например, мошенничество) могут быть совершены только с прямым умыслом

Основное значение разграничения прямого и косвенного умысла в том, что при косвенном умысле исключена ответственность за приготовление и покушение и содеянное квалифицируется по фактически наступившим последствиям. Кроме того, прямой умысел в целом считается более опасным, нежели косвенный, а некоторые преступления (например, мошенничество) могут быть совершены только с прямым умыслом.

Помимо деления умысла на прямой и косвенный в целях правильной и обоснованной квалификации преступлений теорией уголовного права и судебной практикой разработана его дифференциация на виды еще по двум основаниям: по времени возникновения и степени определенности.

В первом случае умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший. При этом выделяется его разновидность — аффектированный умысел, указания на который содержатся в ст. 107, 113 УК РФ.

Во втором случае умысел по степени определенности делится на определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный). В свою очередь, первый бывает двух видов — простой и альтернативный.

Комментарий к Ст. 24 УК РФ

1. Комментируемая статья раскрывает и конкретизирует содержание принципа вины (ст. 5) и вытекающей из него виновности как одного из признаков преступления (ст. 14).

Уголовный кодекс нормативно определяет и проводит принцип субъективного вменения: лицо может нести ответственность за содеянное и за причиненные им последствия только при наличии вины, а именно при соответствующем психическом отношении к содеянному в виде умысла или неосторожности. Вина лица должна устанавливаться не сама по себе, а по отношению ко всем юридически значимым обстоятельствам преступления, являющимся признаками соответствующего состава преступления или отягчающим наказание

3

Для целей уголовно-правовой борьбы с преступностью необходимым и достаточным является прикладное значение понятий умысла и неосторожности, которое исторически сложилось в законодательстве и судебной практике на основе психологии

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

8 (495) 899-04-17 (Москва и МО)8 (812) 213-46-96 (Санкт-Петербург и ЛО)8 (800) 511-98-59 (Регионы РФ)

В ряде статей Особенной части УК прямо указано, что соответствующее преступление может быть совершено только умышленно (ст. ст. 105, 111 — 115 и др.)

В других статьях, наоборот, подчеркнута неосторожность как единственно возможная форма вины (ст. ст

109, 118, 124, 143, 168, 216, 218, 219 и др.).

Часть 2 комментируемой статьи свидетельствует о том, что если в диспозиции статьи Особенной части УК не указана конкретная форма вины в основном или квалифицированном составе преступления, то вина может быть либо только умышленной (в одних составах) или же умышленной и неосторожной (в других составах). Применительно к каждому составу преступления содержание вины устанавливается путем толкования уголовного закона с учетом особенностей объективной стороны преступления, включенных в число признаков его состава характеристик мотива и цели деяния (наличие последних свидетельствует только о прямом умысле) и иных обстоятельств

Так, например, характеристиками исключительно умышленной формы вины являются заведомость, совместность, злостность, незаконность, угроза, посягательство, принуждение, уклонение и т.п. (см. Постановление Пленума ВС РФ от 03.04.2008 N 3).
———————————
Например, применительно к ч. 2 ст. 105 УК см. об этом: Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1.

Так, действия водителя транспортного средства, поставившего потерпевшего в результате происшествия в опасное для жизни или здоровья состояние и в нарушение требований Правил дорожного движения не оказавшего ему необходимую помощь, если он имел возможность это сделать, подлежат квалификации по ст. 125 УК. При этом под заведомостью оставления без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии, следует понимать случаи, когда водитель осознавал опасность для жизни или здоровья потерпевшего, который был лишен возможности самостоятельно обратиться за медицинской помощью вследствие малолетства, старости, болезни или беспомощного состояния (например, когда водитель скрылся с места происшествия, не вызвал скорую медицинскую помощь, не доставил пострадавшего в ближайшее лечебное учреждение и т.п.) (см. Постановление Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).

4

Формы вины, а также виды умысла (прямой и косвенный) и неосторожности (легкомыслие и небрежность) отличаются друг от друга, а также от невиновного причинения вреда различным соотношением элементов сознания и воли как к деянию (действию или бездействию), а в материальных составах — и к наступившим последствиям (см. коммент

к ст. ст. 25, 26, 28).

5. Форма вины имеет значение не только для квалификации преступлений и их разграничения от иных правонарушений (например, уголовная ответственность за налоговые преступления, за различные уклонения возможна только при наличии прямого умысла — см. п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 N 64), но и для решения ряда других юридически значимых вопросов: при категоризации преступлений (ст. 15 УК) и назначении наказания по их совокупности (ст

69 УК); для установления рецидива, при котором принимаются во внимание только умышленные преступления (ст. 18 УК); при решении вопроса об ответственности за приготовление, покушение (ст

30 УК) и при добровольном отказе от доведения преступления до конца (ст. 31 УК), за соучастие в преступлении (ст. 32 УК), что возможно лишь при умышленной деятельности; при характеристике личности и ее мотивации при индивидуализации наказания (ст. 60 УК); при отмене условного осуждения (ч. ч. 4 и 5 ст. 74 УК); при определении режима отбывания наказания в виде лишения свободы (ст. 58 УК) и др.

Другой комментарий к статье 5 Уголовного Кодекса РФ

1. По российскому уголовному праву лицо может нести ответственность, если его общественно опасные и противоправные действия и их последствия опосредовались сознанием и волей, иными словами, если они совершены виновно, т.е

либо умышленно, либо по неосторожности. Рефлекторные, непроизвольные или импульсивные действия, лишенные интеллектуального или волевого начала, для уголовного права индифферентны и не могут быть предметом уголовно-правовой оценки

Принцип ответственности за виновно, т.е

в форме умысла или неосторожности, совершенные действия есть принцип субъективного вменения. Объективное вменение, т.е

уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, как декларируется в ч. 2 ст. 5 УК, не допускается. Уголовное законодательство, закрепляя принцип вины, который находит свое конкретное выражение в нормах гл. 5 Общей части УК РФ (см. комментарий к ст. ст. 24 — 28), последовательно исходит из международно признанного правила: «Нет вины — нет преступления, нет уголовной ответственности». Это правило носит универсальный и императивный характер и не знает исключений.

2. Принцип вины носит универсальный характер

Это означает, что не только по отношению к действию (бездействию) и его общественно опасным последствиям, но и ко всем иным юридически значимым обстоятельствам, влияющим на квалификацию содеянного, лицо должно проявить психическое отношение в форме умысла или неосторожности. При отсутствии этого непременного условия вменение подобных обстоятельств в ответственность лица было бы актом объективного вменения

Так, при совершении хищения чужого имущества в крупных размерах виновный должен осознавать именно этот факт, предвидеть и желать причинения собственности именно такого материального ущерба. При изнасиловании несовершеннолетней виновный должен знать либо допускать или хотя бы должен был и мог предвидеть, что он совершает насильственный половой акт с указанной потерпевшей.

Универсальный характер принципа вины подчеркивается и в ст. 35 УК РФ, в п. 5 которой установлено, что лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности не только за эту преступную деятельность, но и за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом.

3. Вина — не свойство личности, а объективно существующий факт, проявившийся в объективных признаках деяния, подлежащий установлению, познанию и оценке со стороны правоприменителя. В соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства вина как необходимый элемент любого преступления и как обязательный признак субъективной стороны его состава входит в предмет доказывания по уголовному делу, и ее наличие в содеянном должно быть не только установлено, но и бесспорно доказано. Между тем все еще встречаются случаи, особенно при расследовании и рассмотрении уголовных дел о неосторожных, главном образом транспортных, преступлениях, когда наличие вины по отношению к общественно опасным последствиям не доказывается, а презюмируется. В подобных случаях орган, применяющий закон, установив умышленное (точнее, сознательное) нарушение лицом соответствующих правил безопасности на транспорте, исходит из предположения, что при таком психическом отношении лица к нарушению у него должна быть неосторожная вина по отношению к последствиям. Такую порочную, нетерпимую практику нельзя не расценивать как серьезную коррозию принципа вины, как опасный рецидив объективного вменения, глубоко чуждого российскому уголовному законодательству. В связи с этим Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 18 марта 1963 г

«О строгом соблюдении законов при рассмотрении судами уголовных дел» дал следующее указание: «Суды должны обратить особое внимание на тщательное исследование субъективной стороны совершенного преступления

Вредные последствия независимо от их тяжести могут быть вменены лицу лишь в том случае, если оно действовало в отношении их умышленно или допустило их по неосторожности» (Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924 — 1977. М., 1978

Ч. 2. С. 20)

М., 1978. Ч. 2. С. 20).

4. Принцип вины тесно взаимодействует с принципами законности, равенства граждан перед законом, справедливости, являясь необходимым условием их полноценного функционирования. С другой стороны, нарушение или даже малейшее отклонение от принципа вины неизбежно приводит и к нарушению названных основных принципов уголовного законодательства, к подрыву основания уголовной ответственности.

Историческая справка

Чтобы понять, как сейчас действует рассматриваемый принцип, следует немного углубиться в историю. В России путь становления принципа вины был очень длительным и противоречивым, что и привело к столь большому количеству взглядов на него в настоящее время.

До начала 18 века в Российской империи царствовала религиозная теория, согласно которой вина считалась больше теологическим понятием греха, его индивидуализацией. Это заметно влияло на уголовное законодательство той эпохи. Только в 18 веке в Италии Беккариа первым попытался обосновать вину, говоря о том, что вред является единственным признаком, по которому можно определить преступление. Позже его теорию попытались обосновать знаменитые философы Кант и Гегель, которые начали рассматривать саму вину с позиций «свободы воли». Именно точку зрения Гегеля в свое время выбрал основатель русской криминалистики Барышев. Она на долгое время укрепилась в уголовном законодательстве страны, хотя понятие вины в мировой истории уголовного права продолжило активно развиваться.

Комментарий к статье 27 УК РФ

1

В некоторых преступлениях возможно сочетание двух форм вины: умысла и неосторожности. Преступление, как и всякое явление, занимает определенное время

В силу объективных свойств сознания ближайшие вносимые лицом изменения в окружающий мир предвидятся легче, а более отдаленные — труднее. В силу этого элементы сложного по структуре и относительно протяженного по времени преступления могут не в полной мере осознаваться лицом, совершающим его.

Таким образом, может сложиться ситуация, когда часть преступления, ближайшее последствие, осознается, а отдаленное последствие не предвидится, хотя лицо должно и могло его предвидеть. Такие преступления называют преступлениями с двумя формами вины

Типичным примером является умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть (ч. 4 ст

111 УК).

2. При юридической оценке преступлений с двумя формами вины возникают два практически важных вопроса.

Первый вопрос касается установления таких преступлений и отграничения их от сходных деяний. В указанных деяниях необходимо установить наличие, во-первых, нескольких, во-вторых, строго указанных в законе последствий и, в-третьих, их определенное сочетание. Так, при умышленном причинении тяжкого вреда, повлекшего смерть потерпевшего, надо зафиксировать тяжкий вред и смерть.

Далее надо выяснить, явилась ли смерть результатом дальнейшего усугубляющего развития тяжкого вреда и наступила ли она помимо причинения тяжкого вреда. В последнем случае состав умышленного причинения тяжкого вреда, повлекшего смерть, будет отсутствовать, поскольку смерть явилась результатом других обстоятельств.

Однако и этого объективного отграничения умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, от преступлений, в состав которых входит и то и другое последствие, недостаточно

Для приведенного состава необходимо сочетание умысла и неосторожности, причем умысла к ближайшему последствию, а неосторожности — к отдаленному. В противном случае преступление будет квалифицироваться либо как неосторожное причинение тяжкого вреда или смерти, либо как умышленное убийство

Второй вопрос состоит в определении вины в целом. Такая необходимость возникает в связи с тем, что дифференциация ответственности и индивидуализация наказания во многом зависят от формы вины. Так, наличие рецидива, степени тяжести преступления и другие вопросы ответственности обусловлены умышленным или неосторожным характером преступления.

Во главу угла здесь надо ставить юридическое значение, которое придает законодатель последствиям, т.е. какое из последствий является основным в структуре состава. В составе умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, таким последствием является тяжкий вред, а наступление смерти является признаком не основного, а квалифицированного состава. Исходя из того что в преступлениях с двумя формами вины основное последствие причиняется умышленно, все преступление в целом признается умышленным.

Неосторожность как форма вины

В случае, когда осуществляется действие, целью которого не является совершение опасного для общества деяния, за которое предусматривается административная или уголовная ответственность, — это неосторожное преступление. Неосторожность существует в двух формах: легкомыслие и небрежность

Неосторожность существует в двух формах: легкомыслие и небрежность

  1. Первое выражается в том, что человек совершает определенное действие, предвидя наступление опасных для общества последствий, но самонадеянно рассчитывая на их самостоятельное предотвращение.
  2. Небрежность выражается в не предвидении наступления опасных для общества последствий, хотя при определенной степени осмотрительности и внимательности можно было предугадать их возникновение.

В некоторой степени легкомыслие схоже с косвенным умыслом. Различие выражается в волевом аспекте. В случае с легкомыслием человек направляет собственные усилия на предотвращение (недопущение) возможных негативных последствий. При умысле же косвенного характера лицо сознательно их допускает либо вовсе безразлично к тому, что они могут наступить.

Характер неосторожных преступлений обобщенный. То есть человек гипотетически понимает, что из-за его не противозаконного действия могут наступить какие-либо негативные последствия, которые напрямую связаны с нарушением охраняемых законом интересов и прав других лиц. При этом человек считает, что при их возникновении он сможет найти выход из ситуации.

По интеллектуальному и волевому моментам две формы неосторожности отличаются друг от друга. Особое значение такое разграничение имеет место при должностной (преступной) небрежности

Так как волевой аспект заключается в необходимости предвидения возможности возникновения негативных последствий при должной внимательности, осмотрительности и осторожности, такое небрежное отношение к данным обстоятельствам является халатностью. Критерии халатности могут быть субъективными и объективными

Первые критерии выражаются в возможности предвидения наступления негативных последствий. Тогда как объективные – в обязанности продумать последствия своих действий

Критерии халатности могут быть субъективными и объективными. Первые критерии выражаются в возможности предвидения наступления негативных последствий. Тогда как объективные – в обязанности продумать последствия своих действий.

Согласно смыслу законодательных норм, небрежность является совокупностью понятия «могло» и «должно». Если хотя бы одно из них не имеет места, действие не будет квалифицироваться как небрежность.

На практике существуют случаи невиновного причинения вреда интересам и правам других лиц. Такие ситуации являются казусами. Закон освобождает от привлечения к уголовной ответственности лиц совершивших определенные действия (бездействие), если они не имели возможности догадываться и осознавать общественную опасность последних.

Законодательство разграничивает два вида казусов: объективный и основанный на человеческом факторе:

  • Первый связан с тем, что человек не осознает возможности возникновения опасных для общества последствий по обстоятельствам ситуации.
  • Второй связан с тем, что лицо не могло ни предвидеть, ни предотвратить наступление негативных ситуаций из-за того что его психофизиологические качества не соответствовали требованиям условиям экстремального типа или перегрузкам нервно-психического характера.

Вина в уголовном процессе имеет большое значение, так как ее правильная квалификация позволяет адекватно оценить действие лица и назначить ему справедливое наказание.

Виды умысла

По условиям возникновения умысел делится таким образом:

  1. Обдуманный заранее. Он выражается в том, что правонарушитель, решив совершить правонарушение, в течение некоторого времени составлял план и прорабатывал его.
  2. Возникший внезапно. Он выражается в том, что виновное лицо совершает правонарушение сразу после возникновения идеи, либо через очень короткий отрезок времени, не продумывая детали и подробности.
  3. Аффективный. Он выражается в том, что человек совершает незаконное действие в состоянии сильного эмоционального переживания или волнения, при котором мозг не успевает до конца осознать совершаемое деяние.

Другой комментарий к Ст. 24 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. В ч

1 закреплены две формы вины, известные уголовному праву, — умысел и неосторожность. Их содержание раскрывается соответственно в ст

ст. 25 и 26 УК РФ.

2. Положение ч. 2 необходимо понимать следующим образом

В случае указания в статье Особенной части УК РФ на неосторожность как форму вины соответствующее преступление совершается только по неосторожности (например, ст. ст

118, 167 УК РФ). Напротив, умолчание законодателя о форме вины допускает совершение соответствующего преступления как умышленно, так и по неосторожности (например, ст. ст. 251, 283 УК РФ), если только вывод об умышленном совершении преступления не следует из смысла уголовного закона (например, ст. ст. 120, 285 УК РФ).

3. В ряде случаев юридическое значение приобретают мотив и цель совершения преступления.

Мотив преступления представляет собой обусловленные потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствуется при его совершении.

Цель преступления связана с будущим и представляет собой мысленную модель результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Мотив и цель, имеющие уголовно-правовое значение, могут иметь место только в умышленных преступлениях и выполнять одну из трех функций.

Во-первых, мотив и цель могут являться криминообразующим признаком, введенным законодателем в состав преступления с целью отграничить преступное деяние от непреступного (например, ст. ст. 153, 154, 285 УК РФ).

Во-вторых, мотив и цель могут являться квалифицирующими признаками соответствующего состава преступления (например, п. п. «з» — «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В-третьих, мотив и цель могут разграничивать смежные составы преступлений (например, террористический акт (ст. 205 УК РФ) отличается от диверсии (ст. 281 УК РФ) по целям действий виновного).

4. В ряде случаев уголовно-правовое значение приобретает ошибка лица, т.е. его заблуждение относительно юридической или фактической стороны совершаемого деяния (юридическая и фактическая ошибки соответственно).

Юридическая ошибка представляет собой неправильное представление лица о юридической характеристике или юридических последствиях совершаемого деяния. Такие неправильные заблуждения (например, незнание о преступности действий, ошибка в представлении о возможном наказании, неверное отнесение деяния к числу преступных, хотя оно таковым не является) не влияют на уголовную ответственность и наказание субъекта.

Фактическая ошибка предполагает неправильное представление лица о фактических обстоятельствах совершаемого деяния. Иметь уголовно-правовое значение может лишь ошибка, связанная с признаками состава преступления; заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, не относящихся к последним, юридического значения не имеет.

Можно выделить две разновидности фактической ошибки: ошибка-незнание и ошибка-заблуждение.

При ошибке-незнании лицу неизвестно юридически значимое обстоятельство, оказывающее влияние на квалификацию (например, беременность потерпевшей при убийстве, характер похищаемого предмета как наркотического средства). В таком случае содеянное либо вовсе не образует состава преступления (если неизвестное обстоятельство является конструктивным признаком основного состава преступления), либо квалифицируется без вменения лицу соответствующего признака (т.е., например, не по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК, а по ч. 1 ст. 105 УК РФ)

Однако в случае, если неизвестный факт должен был и мог быть известен лицу и уголовный закон устанавливает ответственность за то же деяние, совершенное по неосторожности, лицо может понести ответственность за преступление, совершенное по неосторожности (например, при мнимой обороне или за причинение по неосторожности смерти человеку, ошибочно принятому в темноте за животное)

При ошибке-заблуждении лицо ошибочно полагает о существовании юридически значимого обстоятельства, оказывающего влияние на квалификацию (например, полагает о малолетнем возрасте потерпевшей при изнасиловании, об исправности похищаемого оружия). В таком случае содеянное квалифицируется как покушение на преступление с соответствующим признаком, т.е. как покушение на преступление, которое было бы совершено, будь факты таковы, как лицо их предполагает существующими (например, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 131 УК, ч. 3 ст. 30 и ст. 226 УК РФ).

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.