Принцип единообразия судебной практики

Алан-э-Дейл       17.11.2022 г.

«Обжалованию не подлежит»

Как и полагается в подобных случаях, мужчина через адвоката подал заявление об отмене судебного приказа

Судья, не приняв во внимание доводы о том, что копию судебного приказа он никогда ранее не получал, отказал в отмене судебного приказа. Тогда мы подали частную жалобу, обратившись в суд апелляционной инстанции с просьбой отменить незаконно постановленное определение суда

Определением мирового судьи была возвращена частная жалоба адвоката Дюваль Карины Марковны, действующей в интересах должника . В соответствии со статья 331 часть 1 п. 2 ГПК РФ, определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суде апелляционной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), если определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.

Частью 2 указанной статьи установлено, что частная жалоба на определения мирового судьи рассматривается районным судом. Право на судебную защиту, на обжалование незаконно постановленных судебных актов, является фундаментом правового общества, оно не может произвольно применяться судом. Поскольку определение мирового судьи о возвращении заявления об отмене незаконно постановленного судебного приказа полностью исключает возможность дальнейшего движения дела, такое определение может и должно быть обжаловано в соответствии со статья 331 часть 1 п. 2 ГПК РФ.

Почему права клиента нарушены

Нарушение права на подачу жалобу представляет собой нарушение конституционного права на защиту. Возможность обжалования данного определения является бесспорной, очевидной и подтверждается многочисленной судебной практикой, в частности:

  • Определением Мурманского областного суда № 33-843 от 13.04.2014 г., который указал на «необходимость обеспечения доступного гарантированного Конституцией РФ права на судебную защиту»;
  • Определением Агидельского горсуда Р-ки Башкортостан № 11-7 от 29.05.2013 г.;
  • Постановлением Президиума Суда Еврейской АО № 44-Г-9/2016 от 01.12.2016 г.

Постановления Пленума — антибиотик для права

Немало споров возникло на конференции вокруг того, нужны ли вообще российскому праву инъекции в виде постановлений Пленума Верховного суда. Проработавший семь лет в аналитическом подразделении ВАС РФ Р. Бевзенко сам написал немало постановлений Пленума, был разработчиком этих проектов и всегда считал странным, что высший суд высказывает свое абстрактное суждение по тем или иным вопросам, не опираясь на конкретное дело. По его мнению, абстрактные нормы вне связи с какой-то конкретной юридической ситуацией должен формулировать парламент. «Суд — правотворец, — отмечает при этом Р. Бевзенко. — Работает, оттачивает нормы, которые принял (или не принял) парламент, и своими интерпретациями, расширительным толкованием, аналогией в делах создает право. С этим невозможно спорить».

Эксперт предлагает обратиться к истории возникновения идеи постановлений Пленума, которая восходит ко временам Октябрьской революции. Тогда в результате классовой борьбы народными судьями часто становились люди, далекие от юриспруденции — матросы, рабочие, крестьяне. Верховный суд РСФСР, который состоял из юристов, поддержавших советскую власть, понимая сложность ситуации, был вынужден давать разъяснения по вопросам применения различных норм законодательства судьям без образования. Отсюда и появились постановления Пленума. «Нужны ли они теперь?» — сомневается Р. Бевзенко, считая эти документы сильнейшими антибиотиками — небезобидным средством развития российского права. По его мнению, постановления Пленума лишают практиков возможности творческого поиска новых решений. Они имели бы смысл, если бы объясняли правовые и политические мотивы разъяснений, как это происходит в Конституционном суде.

Бывшие ВАСовцы поддержали коллегу лишь отчасти и сошлись во мнении, что отказываться от обобщающих постановлений Пленума пока рано. «Нужно разделять вопрос формы и содержания, — считает ассистент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, к.ю.н. Андрей Ширвиндт, — форма необычная, согласен. Но содержание — это абстрактное толкование права. Разве никто кроме наших судов этим не занимается? Вспомним хотя бы США с их трактовкой брака. Сейчас происходит некая конвергенция. Международные суды у нас уже перехватили эти полномочия — Евразийский суд, Европейский суд по правам человека. Теперь многие суды делают себе такие обобщения практики по итогам года. Судебная власть, которая не признает за собой полномочия давать абстрактные толкования, — это не власть. Поэтому постановления Пленума в такой необычной форме — это совершенно естественная и наиболее удачная правовая находка».

С. Сабаш, д.ю.н., профессор РШЧП, судья ВАС РФ в отставке, видит в постановлениях высших судебных инстанций мощный практический инструмент: «Если к юристу приходит клиент за бизнес-советом, например, может ли он сделать такой-то залог, то практикующий юрист в любом правопорядке в первую очередь обратится к судебной практике. Сейчас юристы оказываются в очень сложной ситуации, когда не могут ответить на вопрос однозначно, потому что в одних регионах так, в других по-другому, а Верховный суд пока не высказывался по этому вопросу». По мнению С. Сарбаша, надзорная практика в бытность ВАС РФ, отвечая на частные, но очень важные вопросы, имела огромное практическое значение. Бывший судья считает, что Верховный суд мог бы сейчас активизировать эту деятельность, чтобы и в его определениях была конкретная позиция по толкованию конкретных вопросов.

В. Яковлев убежден, что в данный момент на уровне Верховного суда это невозможно — процедура не позволяет: «Верховный суд работает в режиме коллегии — 21 судья, а в производство поступает 21 000 дел в год. Переварить такой объем невозможно. В Верховном суде должен быть только надзор, никакой кассации, и только для того, чтобы надзорная инстанция вырабатывала правовые позиции. Тогда будут условия для формирования единообразной практики российской судебной системы».

Нарушение единообразия судебной практики и его последствия

Первой линией защиты единства правоприменения является апелляционная инстанция, которая обязана отменять судебные акты при неправильном толковании или применении норм (ст. 270 АПК РФ, ст. 330 ГПК РФ, ст. 310 КАС РФ, ст. 389.17, 389.18 УПК РФ).

Нарушения ранжируются по степени их значимости для результата проверки:

  • Не влекут отмену решения процессуальные нарушения, не приведшие к вынесению неправильного решения (т. е. не помешавшие выяснить все обстоятельства и применить нужные материальные нормы), — несущественные в терминологии УПК РФ. ГПК РФ выделяет из общей массы нарушений формальные, не повлекшие по существу неправильный результат по делу.
  • Являются основанием для отмены решения процессуальные и материальные нарушения: нормативное несоответствие и неверное толкование норм.

На уровне кассации основания для пересмотра судебных актов сформулированы более узко. В таком качестве в большинстве видов процессов признают существенные нарушения материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела (ст. 401.15 УПК РФ, ст. 328 КАС РФ, ст. 387 ГПК РФ). Только в ст. 288 АПК РФ нет указания на существенность и имеется закрытый перечень процессуальных нарушений, которые влекут отмену решения в любом случае.

Наконец, при пересмотре в порядке надзора в цивилистических процессах основанием для отмены судебных актов прямо указано нарушение единообразия толкования и применения норм права (ст. 308.8 АПК РФ, ст. 341 КАС РФ, ст. 391.9 ГПК РФ), в уголовном процессе — существенное нарушение, повлиявшее на исход дела (ст. 412.9 УПК РФ).

Приведение фактической и правовой позиции по рассматриваемому делу в соответствие с позицией по практикообразующему делу

В продолжение разбираемого тезиса о доказывании тождественности или нетождественности двух дел можно предположить, что стороны (особенно при незыблемости и авторитетности высказанной вышестоящим судом позиции) будут иметь хороший стимул к тому, чтобы привести свою позицию по рассматриваемому делу в соответствие с имеющимся образцом либо, напротив, попытаться искусственно дифференцировать факты и нормы этих двух дел. Решение данной задачи будет открывать путь к применению правовой позиции или же к ее блокировке.

Очевидно, что такие действия могут иметь место даже до обращения в суд. Заявляя исковые требования, истец вполне может свериться с имеющейся судебной практикой по схожим делам.

Способы приведения позиций в соответствие (или их дифференциации) многообразны и определяются особенностями конкретного дела. Относятся они главным образом к процессуальному поведению, поскольку фактическая и материально-правовая основа дел, находящихся на судебном рассмотрении, изложенная в иске и возражениях на него, достаточно статична. Так, истец может переформатировать заявленные исковые требования по образцу удовлетворенных ранее в значимом для суда деле; может усилить правовую позицию по имеющемуся образцу; направить в адрес другой стороны юридически значимые сообщения (ст. 165.1 Гражданского кодекса РФ); заявить определенное ходатайство; представить необходимое доказательство и др. Ответчик также, с учетом выгодности или невыгодности имеющейся позиции, может приводить дело в соответствие либо добиваться дифференциации путем предъявления встречного иска, возбуждения самостоятельного дела и пр.

Такого рода действия отчасти упрощают работу суда, поскольку в условиях неопределенности применения правовой позиции максимальное сближение обстоятельств и правовой основы рассматриваемого дела с делом практикообразующим либо, наоборот, их максимальная дифференциация позволит суду соответственно применить правовую позицию либо отказаться от ее применения.

Что такое единообразие судебной практики?

Формально, речь идет о закреплении единых правовых позиций по однотипным прецедентам. Но, с другой стороны, нередко, данные правовые позиции противоречат писаным законодательствам, установленным правовым нормам. А все по той причине, что законодательство не может быть статичным. Оно динамично развивается, именно по этой причине и возникает своеобразная необходимость в судебной практике и проработке судебных прецедентов. Фактически, в данном случае суды высших инстанций стараются правильно и адекватно оценивать все особенности дела, чтобы в дальнейшем иметь возможность адекватно принять решение в соответствии с определенными нормами законодательства. Тем не менее, решения могут быть приняты даже в противовес нормам законодательства, если данные нормы не могут четко и точно определить возможность применения наказаний по тем или же иным прецедентам. На текущий момент времени созданием судебных прецедентов, которые фактически становятся своеобразными нормами права, является верховный суд. Именно данная инстанция наделена полномочиями по осуществлению правосудия с возможностью выработки новых правовых позиций. Но, такие позиции возможны исключительно по экономическим спорам и гражданским делам.

References

Bonner A.T. Precedent in Russian Legal System . Russian Yearbook on Civil Procedure and Arbitration . 2004. No. 3. P. 151 — 161.

Bratus’ S.N. (ed.). Judicial Practice in Soviet Legal System . Moscow, 1975. 328 p.

Malyshev K. The Course of Civil Litigation. Vol. 1 . Saint Petersburg, 1876. 449 p.

Reshetnikova I.V. and Yarkov V.V. Civil Law and Civil Process in Modern Russia . Moscow, 1999. 312 p.

Rozhkova M.A. Precedent and Judicial Practice , in: Rozhkova M.A. (ed.). Actions and Judicial Decisions: Collection of Papers . Moscow, 2009. P. 320 — 353.

Solovyeva T.V. Application of Supreme Courts’ Decisions in Civil Litigation: Summary of an LLD Thesis . Saratov, 2014. 47 p.

Vaskovskiy E.V. A Course Book of Civil Process . Moscow, 2003. 464 p.

Vorontsova I.V. Judicial Practice and International Agreements as Sources of Civil Procedure: Monograph . Yoshkar-Ola, 2011. 419 p.

Yarkov V.V. Juridical Facts in Civil Process . Moscow, 2012. 608 p.

Yudin A.V. Legal Regime of Procedural Documents Drawn up by Parties and Not Being Evidence in Civil Cases . The Judge . 2013. No. 4. P. 27 — 32.

Zagaynova S.K. Precedent: Challenges of Application . Moscow, 2002. 176 p.

Zhilin G.A. Civil Justice: Present Challenges: Monograph . Moscow, 2010. 576 p.

Zhuykov V.M. The Judicial Protection of Human and Legal Persons’ Rights . Moscow, 1997. 318 p.

ЕДИНСТВО СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ КАК ПРИНЦИП СУДОУСТРОЙСТВА

Статья посвящена проблематике обеспечения единообразия судебного правоприменения в Российской

Федерации. Автором обосновывается необходимость применения организационных мер, в связи с чем

разработан новый принцип судоустройства – принцип единства судебной практики. Работа раскрывает

содержание данного понятия, в ней оценивается целесообразность выделения его как отдельного принципа.

Ситуация проиллюстрирована на конкретных примерах противоречивой судебной практики, сложившейся в различных субъектах Российской Федерации, а также на уровне Верховного и Высшего Арбитражного Судов Российской Федерации.

Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2014/2/36.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу.

Источник Альманах современной науки и образования Тамбов: Грамота, 2014. № 2 (81). C. 131-135. ISSN 1993-5552.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/1.html Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/1/2014/2/ Издательство «Грамота» Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: almanaс@gramota.net ISSN 1993-5552 Альманах современной науки и образования, № 2 (81) 2014 z2. (22) 4 m2 R2

Из полученного выражения (22) выводим соотношение высоты и радиуса фильтрующего элемента разработанной установки по очистке отходящих газов от твердой фракции:

z, (23) R 2m тогда высота фильтрующего элемента составит:

z R. (24) 2m Таким образом, определены конструктивные параметры обеспыливания взвешенных частиц для предложенной установки.

Размеры ячеек в зависимости от скорости ветра (в) и количества оборотов фильтрующего элемента через угловую скорость вращения фильтрующего элемента () при условии, что вероятность обеспечения контакта пылевой частицы с ребром сетки должна быть 100%, были определены по формуле:

t а, м, (25) ч где ч – скорость движения пылевой частицы, м/с; – скорость вращения установки, м/с, которая определяется по формуле: 2 R у, м/с, где у – угловая скорость вращения устройства, 1/с.

Полученное условие (25) учитывалось при выборе размера ячеек для фильтрующего сетчатого элемента.

– &nbsp– &nbsp–

1. Харьковский В. С., Плотников В. М., Цой Н. К., Шарипов Н. Х., Оралова А. Т. К вопросу очистки воздуха от взвешенных частиц // Горный журнал. 2013. № 4.

2. Цой Н. К. Опасность техногенных процессов рабочей и охранной зон: аналитический обзор. Караганда: КФ АО «НЦНТИ», 2009. 22 с.

Использование контрдоказательств в качестве опровержения постановлений, содержащих обязательную правовую позицию

Противоположная сторона имеет два принципиальных возможных возражения относительно использования судебных актов по делу со схожими обстоятельствами: первое сводится к неприменимости представленного акта, второе — к наличию противоположной судебной практики (разумеется, не исключается и комбинированное их использование).

Неприменимость представленного акта может основываться на чисто формальных доводах (уже обозначенных нами выше) в виде, например, устаревания правовой позиции; изменения или отмены нормы закона, при действии которых она была принята; замещения ее новой практикой и пр.

Содержательные доводы могут сводиться к неприменимости суждения по практикообразующему делу вследствие нетождественности обстоятельств таких дел. То есть полезное суждение суда, возможно, было высказано при иных исходных фактических данных, неприменимых в конкретном случае.

Так, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 17.06.2014 N 1445/14 <13> применительно к поддержанной судами нижестоящих инстанций ссылке истца на ранее высказанную правовую позицию Президиума ВАС РФ указывалось: «…при рассмотрении дела N А65-22815/2008 Арбитражного суда Республики Татарстан Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации установил, что ответственность за неисполнение обязательств договора энергоснабжения несет лицо, принявшее на себя обязательства по этому договору и являющееся его стороной (абонентом). Из материалов настоящего дела следует, что общество стороной договора не являлось, в связи с чем ссылка судов на правовую позицию, изложенную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2009 N 12148/09, несостоятельна».

<13> Вестник ВАС РФ. 2014. N 11.

Выдвижение другой стороной возражений относительно применимости правовой позиции, равно как и апеллирование к такой позиции, означает ранжирование обстоятельств ранее рассмотренного дела на существенные и несущественные, главные и второстепенные и пр. Стороны должны доказать, что при имеющихся обстоятельствах, частично не совпадающих с обстоятельствами, ранее бывшими предметом судебного исследования, повторение ранее высказанной позиции, соответственно, может или не может иметь место.

Единство судебной системы Российской Федерации.

Важнейшим принципом, регламентирующим порядок организации судебной власти в РФ, яв­ляется принцип единства судебной системы. В основе данно­го принципа лежат положения главы 7 Конституции РФ, ус­танавливающей судебную систему Российской Федерации, и ст. 3 ФКЗ «О судебной си­стеме Российской Федерации».

Единство судебной системы предполагает такую ее организацию, при которой функция осуществления право­судия принадлежит только судам, созданным в предусмот­ренном законом порядке, в лице судей, имеющих единый статус, действующих в рамках единого правового простран­ства, единообразно применяющих нормативно-правовые акты, составляющие единую правовую систему Российс­кой Федерации.

Единство судебной системы Российской Федерации обес­печивается путем:

— установления судебной системы Российской Федера­ции Конституцией Российской Федерации и ФКЗ «О судебной системе Российской федерации»;

— соблюдения всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил су­допроизводства;

— применения всеми судами Конституции Российской федерации, федеральных конституционных законов, феде­ральных законов, общепризнанных принципов и норм меж­дународного права и международных договоров Российской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации;

— признания обязательности исполнения на всей терри­тории Российской Федерации судебных постановлений, всту­пивших в законную силу;

— законодательного закрепления единства статуса судей;

— финансирования федеральных судов и мировых судей из федерального бюджета.

Значение данного принципа заключается в том, что он создает реальные гарантии функционирования единой судеб­ной власти — сильной, самостоятельной и независимой.

Единство судебной системы не означает установления еди­ного шаблона в вопросе об осуществлении правосудия по от­дельным категориям дел. Единство выступает лишь в качестве наиболее общего принципа организации судебной власти в Рос­сийской Федерации, характеризующего лишь наиболее важ­ную, принципиальную сторону деятельности различных судов.

Гибкость данного принципа заключается в том, что он предполагает дифференциацию форм судопроизводства, необходимую для разрешения по существу различных категорий дел. Такая дифференциация заключается в существовании различных видов судопроиз­водства, посредством которых и реализуется судебная власть: КС, ГР, АДМ, УГ.

Конституционные принципы правосудия.

Правосудие– это конституционно закрепленная особая форма деятельности государства в сфере осуществления судебной власти, выражающаяся в процессуальной деятельности судов по рассмотрению гр., уг., адм. дел с применением гос. принуждения, основанного на законе.

Конституция, закрепив основные принципы правосудия, Обеспечивает гарантии законности и справедливости правосудия.

Конституционные принципы правосудия- закрепленные в Конституции положения по организации и функционированию органов судебной власти, Отражающие демократический характер правосудия.

Все принципы находятся во взаимной связи и обусловленности, составляя систему конституционных принципов правосудия. В эту систему входят следующие принципы:

Принцип законности

Соблюдение и исполнение предписаний Конституции РФ, законов и соответствующих им иных ПА всеми государственными и негосударственными учреждениями и организациями, их служащими и должностными лицами, гражданами, иными лицами, находящимися на территории РФ. К законам относятся ФЗ и ФКЗ, а также принимаемые в субъектах РФ конституции и уставы, другие законодательные акты. Все они должны соответствовать предписаниям Конституции РФ. Акты, которые противоречат Конституции РФ или закону, применяться не могут. Для правосудия данный принцип имеет особое значение в силу того, что этот вид государственной деятельности при определении его понятия, тесно связан с неуклонным соблюдением требований закона и установленного им порядка разбирательства конкретных судебных дел. Там, где нет соблюдения закона, нельзя говорить о правосудии. Это, скорее, будет произвол.

Принцип справедливости

Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общ. опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Никто не может нести уг. ответственность дважды за 1 и тоже пре-е.

Дата добавления: 2016-11-12; | Нарушение авторских прав

Рекомендуемый контект: Похожая информация: Поиск на сайте:

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.