Статья 28 конституции российской федерации

Алан-э-Дейл       02.07.2022 г.

Другой комментарий к статье 29 Уголовного кодекса Украины

1. В ранее действующем законодательстве не было статьи, которая бы предусматривала особенности уголовной ответственности соучастников. Ст. 29 действующего Кодекса решает эту проблему. Согласно ч. 1 этой статьи исполнитель или соисполнитель несут уголовную ответственность за преступление, ими совершенное. Например, двое соучастников по предварительному сговору совершили карманную кражу. Они за это будут нести уголовную ответственность, а квалификация их действий — по ч. 2 ст. 185. Конечно, при условии отсутствия других квалифицирующих признаков в их действиях.

2. Согласно ч. 2 ст. 29 организатор, подстрекатель и пособник несут уголовную ответственность со ссылкой на соответствующую часть ст. 27 в зависимости от их роли в преступлении и на ту статью, по которой привлекаются к уголовной ответственности исполнители. Если усложнить вышеприведенный пример и считать, что в этом преступлении принимали участие организатор, подстрекатель и пособник, то их действия будут квалифицированы так: организатора-по ч. с ст. 27 и ч. 2 ст. 185; подстрекателя — по ч. 4 ст, 27 и ч. 2 ст. 185; пособника — по ч. 5 ст. 27 и ч. 2 ст. 185.

3. При наличии соучастия нередко бывает, что отдельным соучастникам свойственны признаки, которые у других соучастников отсутствуют. В ч. с ст. 29 предусмотрены именно такие случаи. Согласно закону при квалификации действий соучастников в вину ставятся эти признаки лишь тому соучастнику, которому они свойственны. Например, лицо, ранее судимое за хулиганство, совершающий снова хулиганские действия. На совершение этого преступления его побудила другое лицо. При таких обстоятельствах действия лица, совершившего хулиганские действия, будут квалифицированы по ч. со ст. 296, поскольку здесь имела место такой квалифицирующий признак, как предыдущая судимость виновного лица за хулиганство. А действия подстрекателя будут квалифицироваться по ч. 4 ст. 27 и ч. 1 ст. 296, поскольку у него такого признака не было.

4. Когда в качестве исполнителя выступают такие специальные субъекты, как должностные лица — при совершении преступлений в сфере служебной деятельности, военнослужащие — при совершении военных преступлений, — действия соучастников, которые не являются специальными субъектами, квалифицируются как соучастие в преступлении, совершенном исполнителем. В ч. со ст. 401 есть специальная ссылка относительно соучастия в военных преступлениях. По отношению к служебным преступлениям такой ссылки в законе нет. Однако в научных разработках ученых это вопрос достаточно обоснованно, таким путем шла и судебная практика. Оснований для изменения такого подхода с введением в действие действующего Кодекса не усматривается.

5. В ч. Ст

27 предусмотрено еще одно важное положение, которое влияет на квалификацию действий соучастников. В вину соучастнику ставятся лишь те признаки, которые влияют на квалификацию действий исполнителя, которые соучастник осознавал

Это положение уточняется в ч. 5 ст. 27, где речь идет о том, что соучастники не подлежат уголовной ответственности за деяние, совершенное исполнителем, если оно не охватывалось их умыслом. Это так называемый “эксцесс исполнителя”. Сущность эксцесса исполнителя заключается в том, что соучастники договариваются совершить одно преступление, а исполнитель выходит за пределы договоренности и совершающий более тяжкое преступление.

Например, соучастники договорились совершить кражу с проникновением в жилье. Исполнитель вышел за пределы договоренности и совершил не только кражу, но и убийство хозяина, который внезапно вернулся домой. В этом случае за убийство несет ответственность только исполнитель, а другие соучастники понесут наказание за соучастие в краже с проникновением, поскольку их умыслом не охоплювалось совершение исполнителем убийства.

6. Когда исполнитель совершил незаконченное преступление, действия соучастников будут квалифицироваться как соучастие в неоконченном преступлении со ссылкой на соответствующую часть ст. 27 или соответствующую часть ст. 14 или 15.

Другой комментарий к статье 29 Конституции Украины

Право на свободу и личную неприкосновенность с одним из важнейших прав человека. Оно неоднократно провозглашалось и закреплялось международным сообществом в различных международно-правовых документах. В частности, во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. (статья 3), Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. (статья 9), Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека 1950 г. (статья 5).

В соответствии с этим правом никто не может быть арестован или держаться под стражей иначе, чем по мотивированному решению суда и только на основаниях и в порядке, установленных законом.

Согласно требованиям Конституции содержания под стражей может иметь место или как мера уголовного наказания, либо как мера пресечения на период досудебного производства, судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу. В этих случаях нужно мотивированное судебное решение или обвинительный приговор. Согласно ч. Из статьи, комментируется, содержания под стражей в случае необходимости может применяться без предварительного мотивированного решения суда, но его обоснованность в течение семидесяти двух часов должна быть проверена судом. В случае несогласия суда с применением содержания под стражей – лицо подлежит немедленному освобождению. Следует подчеркнуть, что применение указанного мероприятия Конституция позволяет. лишь только в случаях настоятельной необходимости предотвратить преступление или его пресечь.

Каждое лицо, которое арестовано или задержано, имеет право ознакомиться с мотивами своего ареста или задержания и своими правами. Лицо или орган, применившие данную меру, обязаны ознакомить арестованного или задержанного с мотивами ареста или задержания, а также соответствующими правами.

С целью реализации права, предусмотренного ст. 29, государство гарантирует каждому лицу с момента задержания право на защиту путем закрепления в законе совокупности процессуальных прав, использование которых предоставляет возможность лично защищаться от подозрения или обвинения в совершении правонарушения, отстаивать свои законные интересы. Кроме этого гарантируется право пользоваться помощью защитника. В отдельных случаях предусмотренных в законе, на лиц, осуществляющих досудебное Производство, и суд возлагается обязанность обеспечения участия защитника в деле. На них возложены и обязанности обеспечить каждому возможность осуществления права на защиту от подозрения и обвинения, а также охраны личных и имущественных прав арестованного или задержанного.

Следует иметь в виду, что, учитывая современное состояние преступности в Украине, приведенные конституционные положения в силу еще не вошли. Согласно п. 13 “Переходных положений” в течение пяти лет после вступления в силу Конституции сохраняется существующий порядок ареста, содержания под стражей и задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления. Основания содержания под стражей должен определить закон. Согласно статье 9 (3) Международного пакта о гражданских и политических правах содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства их дела, не должно быть общим правилом. Взятие под стражу до суда должно применяться лишь в том случае, когда оно является законным, разумным и необходимым. Требование о “необходимости” толкуется Комитетом по правам человека в узком понимании: оно может быть целесообразным, когда это диктуется необходимостью предотвращения побега, внесения каких-то изменений в показания свидетелей или рецидива преступления и когда лицо представляет очевидную и насущную опасность для общества. То есть сами по себе тяжесть преступления или необходимость продлить досудебное или судебное производство не являются достаточными условиями для продления срока содержания лица.

Основываясь на этом, комитет не согласился считать имеющей достаточные основания, практику содержания под стражей лиц, подозреваемых в совершении впервые ненасильственных преступлений. Кроме того подчеркнуто, что согласно статье 9 (3) Международного пакта о гражданских и политических правах каждой подозреваемой лицу гарантируется также право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение.

Комментарий к ст. 29.1 КоАП

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснено, что при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении судья обязан произвести перечисленные в статье 29.1 КоАП РФ процессуальные действия в целях выполнения предусмотренных статьей 24.1 КоАП РФ задач всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения обстоятельств каждого дела, разрешения его в соответствии с законом, а также выявления причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.

Вопрос о компетенции в рассмотрении дел об административных правонарушениях — это прежде всего вопрос о подведомственности, то есть об относимости дел об административных правонарушениях к ведению того или иного судьи, органа, должностного лица. При подготовке к рассмотрению дела надо установить, правильно ли определена подведомственность данного дела об административном правонарушении.

Обстоятельства, исключающие возможность рассмотрения дела судьей, членом коллегиального органа, должностным лицом, установлены статьей 29.2 комментируемого Кодекса.

Пункт 4 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. установил, что в порядке подготовки дела к рассмотрению судья должен также установить, правильно ли составлен протокол об административном правонарушении с точки зрения полноты исследования события правонарушения и сведений о лице, его совершившем, а также соблюдения процедуры оформления протокола. Существенным недостатком протокола является отсутствие данных, прямо перечисленных в части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, и иных сведений в зависимости от их значимости для данного конкретного дела об административном правонарушении (например, отсутствие данных о том, владеет ли лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, языком, на котором ведется производство по делу, а также данных о предоставлении переводчика при составлении протокола и т.п.). Несущественными являются такие недостатки протокола, которые могут быть восполнены при рассмотрении дела по существу, а также нарушение установленных статьями 28.5 и 28.8 КоАП РФ сроков составления протокола об административном правонарушении и направления протокола для рассмотрения судье, поскольку эти сроки не являются пресекательными, либо составление протокола в отсутствии лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, если этому лицу было надлежащим образом сообщено о времени и месте его составления, но оно не явилось в назначенный срок и не уведомило о причинах неявки или причины неявки были признаны неуважительными.

Обстоятельства, исключающие производство по делу, установлены статьей 24.5 комментируемого Кодекса.

Вопрос о достаточности имеющихся по делу материалов определяется судьей, должностным лицом, органом, в производстве которого находится дело об административном правонарушении.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.