Привод

Алан-э-Дейл       31.12.2022 г.

Комментарий к ст. 19.8 КоАП

1. Объектом данного правонарушения выступают общественные отношения, складывающиеся в ходе осуществления контроля (надзора) в сфере антимонопольной деятельности государства и в сфере регулирования естественных монополий. Одним из способов осуществления надзора является право государственных органов на получение информации, ходатайств, уведомлений.

2. Объективная сторона первой части статьи 19.8 выражается в непредставлении ходатайств и уведомлений, представлении ходатайств и уведомлений, содержащих заведомо недостоверные сведения, нарушении сроков подачи ходатайств и уведомлений в органы регулирования естественных монополий, если обязанность такого представления предусмотрена действующим законодательством.

Уведомление (заявление) — это такой правовой акт, который содержит сообщение о намерении представившего его субъекта использовать то или иное право. Ходатайство — это такой правовой акт, который направлен на получение разрешения использовать свое право. Участники рынка свободны и не ограничены в осуществлении своих субъективных прав. Однако антимонопольное законодательство РФ и законодательство РФ о естественных монополиях может предусматривать случаи, когда в целях защиты конкуренции и интересов потребителей использование некоторых прав хозяйствующими субъектами должно осуществляться под надзором государства.

3. Объективная сторона части 2 статьи 19.8 состоит в непредставлении сведений (информации) либо представлении заведомо недостоверных сведений в органы регулирования естественных монополий или в органы, уполномоченные в области экспортного контроля. Непредставление ходатайств и уведомлений не регулируется данной частью статьи 19.8. Обязанность представлять определенную информацию должна быть предусмотрена действующим законодательством.

4. Объективная сторона правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 19.8, выражается в непредставлении ходатайств в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, в представлении ходатайства, содержащего заведомо недостоверные сведения, а равно в нарушении порядка и сроков такого представления.

5. Объективная сторона части 4 комментируемой статьи заключается в непредставлении уведомлений в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы, в представлении уведомления, содержащего заведомо недостоверные сведения, а равно в нарушении порядка и сроков такого представления. Основания представления ходатайств, уведомлений, информации в федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы регламентированы ФЗ N 135-ФЗ от 26 июля 2006 г. «О защите конкуренции».

6. Объективную сторону части 5 статьи 19.8 образует непредставление сведений, предусмотренных действующим законодательством, в антимонопольные органы, а равно представление заведомо недостоверных сведений.

7. Субъектами административного правонарушения выступают граждане, должностные лица, юридические лица.

8. С субъективной стороны правонарушение является умышленным.

9. Дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 19.8, рассматриваются руководителем федерального антимонопольного органа, его заместителями, руководителями территориальных органов, их заместителями, а также руководителем федерального органа регулирования естественных монополий, его заместителями, руководителями территориальных органов, их заместителями.

10. Протоколы об административных правонарушениях составляют уполномоченные должностные лица федерального антимонопольного органа и органа регулирования естественных монополий.

Другой комментарий к Ст. 27.12 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. Данная статья предусматривает применение двух мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях: отстранение от управления транспортным средством и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

2. Отстранение от управления транспортным средством, т.е. запрещение лицу совершать действия, в результате которых транспортное средство может быть приведено в движение, следует рассматривать и как меру, направленную на пресечение правонарушения.

3. В качестве основания применения отстранения от управления транспортным средством предусмотрено несколько противоправных деяний: а) управление транспортным средством водителем, не имеющем при себе документов на право управления им, регистрационных документов на транспортное средство, а равно документов, подтверждающих право владения, пользования или распоряжения управляемым им транспортным средством в отстуствие его владельца — ч.1 ст.12.3; б) управление транспортным средством с заведомо неисправной тормозной системой (за исключением стояночного тормоза), рулевым управлением или сцепным устройством (в составе поезда) — ч.2 ст.12.5; в) управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством (за исключением учебной езды) — ч.1 ст.12.7; г) управление транспортным средством водителем, лишенным права управления транспортным средством, — ч.2 ст.12.7. В названных случаях лица подлежат отстранению от управления транспортным средством до устранения причины отстранения.

4. Признаками состояния опьянения являются: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, выраженное дрожание пальцев, изменение окраски кожных покровов, поведение, не соответствующее обстановке, характер движения транспортного средства. Достаточным основанием полагать, что водитель находится в состоянии опьянения, следует считать и сообщения граждан об употреблении им спиртных напитков, а также признание самого водителя. Наличие указанных признаков является основанием для направления водителя на освидетельствование на состояние опьянения.

5. Освидетельствование на состояние опьянения может проводиться уполномоченными должностными лицами ГИБДД с использованием индикаторных трубок «Контроль трезвости». Изменение цвета наполнителя трубки с желтого на зеленый свидетельствует о наличии в организме обследуемого алкоголя, а по высоте окраски наполнителя путем сравнения с цветной шкалой инструкции памятки определяется содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе.

6. Если водитель не согласен на проведение освидетельствования с применением индикаторной трубки «Контроль трезвости» или явился участником дорожно-транспортного происшествия, в результате которого имеются пострадавшие или причинен существенный материальный ущерб, то в таких случаях проводится освидетельствование в медицинском учреждении. Медицинское освидетельствование проводится на основе Инструкции от 29 июня 1983 г. «О порядке направления граждан на освидетельствование для установления состояния опьянения и проведения освидетельствования», утвержденной приказами МВД СССР, Министерством здравоохранения СССР, Министерством юстиции СССР. Положительный результат освидетельствования является подтверждением факта употребления алкоголя.

7. О применении индикаторной трубки «Контроль трезвости» составляется протокол либо делается отметка в протоколе об отстранении от управления транспортным средством. Медицинское освидетельствование оформляется протоколом о направлении на освидетельствование и актом, составленным врачом по установленной форме, который прилагается к соответствующему протоколу.

Глава 27 — другие статьи

  • Статья 27.1. Меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении
  • Статья 27.2. Доставление
  • Статья 27.3. Административное задержание
  • Статья 27.4. Протокол об административном задержании
  • Статья 27.5. Сроки административного задержания
  • Статья 27.6. Место и порядок содержания задержанных лиц
  • Статья 27.7. Личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице
  • Статья 27.8. Осмотр принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов
  • Статья 27.9. Досмотр транспортного средства
  • Статья 27.10. Изъятие вещей и документов
  • Статья 27.11. Оценка стоимости изъятых вещей и других ценностей
  • Статья 27.12. Отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения
  • Статья 27.12.1. Медицинское освидетельствование на состояние опьянения
  • Статья 27.13. Задержание транспортного средства
  • Статья 27.13.1. Задержание судна, доставленного в порт Российской Федерации
  • Статья 27.14. Арест товаров, транспортных средств и иных вещей
  • Статья 27.14.1. Арест судна, доставленного в порт Российской Федерации
  • Статья 27.16. Временный запрет деятельности
  • Статья 27.17. Срок временного запрета деятельности
  • Статья 27.18. Залог за арестованное судно
  • Статья 27.19. Помещение в специальные учреждения иностранных граждан или лиц без гражданства, подлежащих административному выдворению за пределы Российской Федерации
  • Статья 27.20. Арест имущества в целях обеспечения исполнения постановления о назначении административного наказания за незаконное вознаграждение от имени юридического лица

Комментарий к ст. 17.3 КоАП

Комментируемая статья содержит два смежных состава правонарушений, посягающих на установленный порядок деятельности судов. Объективная сторона правонарушения заключается в неисполнении законных требований судьи или судебного пристава о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила. В статье подчеркивается, что требования судьи или судебного пристава должны быть законными, то есть основываться на нормах регламентирующих порядок судебного разбирательства, который установлен различными законодательными актами, в частности ст. 257 УПК, ст. 158 ГПК, ст. 154 АПК и др.

В соответствии со ст. 14 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах» (с послед. изм.) требования судебного пристава обязательны для всех органов, организаций, должностных лиц и граждан на территории Российской Федерации. Инструкция о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействия судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей по обеспечению установленного порядка деятельности судов и участия в исполнительной деятельности (утв. Приказом Минюста РФ от 3 августа 1999 г. N 226) (с послед. изм.) устанавливает, что судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов при исполнении служебных обязанностей имеют право:

применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие в случаях и в порядке, предусмотренных Федеральным законом «О судебных приставах»;

удалять из зала судебного заседания по распоряжению председателя суда, судьи или председательствующего лиц, нарушающих порядок судебного заседания;

задерживать лиц, допустивших нарушение общественного порядка в здании суда, составлять протокол об административном правонарушении, а в случае необходимости — передавать их в органы внутренних дел;

при необходимости обращаться за помощью к сотрудникам органов внутренних дел и ФСБ России, военнослужащим внутренних войск, а судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности военных судов — также к военному командованию.

Административная ответственность в соответствии с комментируемой статьей наступает только в случае, если отсутствуют основания привлечения к уголовной ответственности в соответствии со ст. 297 УК «Неуважение к суду» и 298 УК «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя».

Субъектами рассматриваемых правонарушений могут быть не только участники судебного процесса, но и иные лица, присутствующие в судебном заседании (их родственники, представители СМИ, общественных организаций и т.п.).

Субъективная сторона рассматриваемых правонарушений может быть только умышленной и характеризуется сознательным противоправным действием лица, участвующего в судебном процессе. Умысел, как правило, является прямым.

Комментарий к Ст. 23.23 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Часть 1 комментируемой статьи устанавливает компетенцию органов, осуществляющих государственный надзор в области использования и охраны водных объектов, по рассмотрению дел об административных правонарушениях.

В соответствии со ст. 36 ВК РФ государственный надзор в области использования и охраны водных объектов осуществляется уполномоченными федеральным органом исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов РФ при осуществлении ими соответственно федерального государственного экологического надзора и регионального государственного экологического надзора согласно их компетенции в соответствии с законодательством РФ в порядке, установленном соответственно Правительством РФ и высшим исполнительным органом государственной власти субъекта РФ.

Постановлением Правительства РФ от 05.06.2013 N 476 «О вопросах государственного контроля (надзора) и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации» утверждено Положение о государственном надзоре в области использования и охраны водных объектов, согласно которому федеральный государственный надзор осуществляется Росприроднадзором на водных объектах, перечень которых утверждается Минприроды России в соответствии с критериями отнесения водных объектов к объектам, подлежащим федеральному государственному надзору, устанавливаемыми Правительством РФ, при осуществлении федерального государственного экологического надзора (см. Постановление Правительства РФ от 30.07.2004 N 400 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования и внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 22 июля 2004 года N 370»).

Росприроднадзор возглавляет руководитель, назначаемый на должность и освобождаемый от должности Правительством РФ по представлению Министра природных ресурсов и экологии РФ.

Руководитель Росприроднадзора имеет заместителей, назначаемых на должность и освобождаемых от должности Министром природных ресурсов и экологии РФ по представлению руководителя. Количество заместителей руководителя Росприроднадзора устанавливается Правительством РФ.

Росприроднадзор осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы.

Росприроднадзор и уполномоченные органы исполнительной власти субъектов РФ взаимодействуют при осуществлении своей деятельности по государственному надзору в области использования и охраны водных объектов.

2. Часть 2 комментируемой статьи определяет категории должностных лиц органов, осуществляющих государственный надзор в области использования и охраны водных объектов, которые вправе рассматривать дела об административных правонарушениях. К ним относятся: главный государственный инспектор РФ в области охраны окружающей среды, его заместители; старшие государственные инспекторы РФ в области охраны окружающей среды; главные государственные инспекторы РФ в области охраны окружающей среды в зоне своей деятельности, их заместители; старшие государственные инспекторы РФ в области охраны окружающей среды в зоне своей деятельности; главные государственные инспекторы в области охраны окружающей среды в зоне деятельности соответствующих городских, межрайонных, районных природоохранных структур в составе территориальных органов федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области охраны окружающей среды, их заместители; главные государственные инспекторы субъектов РФ в области охраны окружающей среды, их заместители; старшие государственные инспекторы субъектов РФ в области охраны окружающей среды.

Федеральный государственный надзор осуществляется должностными лицами Росприроднадзора, являющимися государственными инспекторами по надзору в области использования и охраны водных объектов (государственными инспекторами в области охраны окружающей среды).

Должностные лица Росприроднадзора имеют право составлять протоколы об административных правонарушениях, связанных с нарушением обязательных требований, рассматривать дела об указанных административных правонарушениях и принимать меры по предотвращению таких нарушений (п. 7 ч. 5 ст. 36 ВК РФ).

Другой комментарий к Ст. 27.15 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

Привод как мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении состоит в принудительном доставлении физического лица, законного представителя юридического лица, законного представителя несовершеннолетнего, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, а также свидетеля с целью выполнения ими процессуальных действий, которые нельзя выполнить заочно. Так, привод осуществляется в отношении указанных лиц, если рассмотрение дела об административном правонарушении отложено в связи с их неявкой без уважительных причин, а отсутствие указанных лиц препятствует всестороннему, полному, объективному и своевременному выяснению обстоятельств дела и его разрешению.

Другой комментарий к Ст. 8.17 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. Объектом правонарушений, предусмотренных комментируемой статьей, является безопасность осуществления деятельности во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и (или) в исключительной экономической зоне Российской Федерации.

2. Основой правового регулирования деятельности, предусмотренной ст.8.17, являются:

Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. «О континентальном шельфе Российской Федерации»;

Федеральный закон от 31 июля 1998 г. «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации»;

Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации».

3. Участки континентального шельфа могут предоставляться физическим и юридическим лицам Российской Федерации и физическим и юридическим лицам иностранных государств, а также создаваемым на основе договора о совместной деятельности и не имеющим статуса юридического лица объединениям указанных юридических лиц (товариществам), являющимся стороной соглашения о разделе продукции. Участки предоставляются в пользование для: регионального геологического изучения континентального шельфа; поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов и т.д.

Под внутренними морскими водами Российской Федерации понимаются воды, расположенные в сторону берега от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря Российской Федерации. Внутренние морские воды являются составной частью территории Российской Федерации.

Территориальное море Российской Федерации — это примыкающий к сухопутной территории или к внутренним морским водам морской пояс шириной 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий. Определение территориального моря применяется также ко всем островам Российской Федерации. Внешняя граница территориального моря является Государственной границей Российской Федерации. Внутренней границей территориального моря являются исходные линии, от которых отмеряется ширина территориального моря. На территориальное море, воздушное пространство над ним, а также на дно территориального моря и его недра распространяется суверенитет Российской Федерации с признанием права мирного прохода иностранных судов через территориальное море.

Под исключительной экономической зоной Российской Федерации понимается морской район, находящийся за пределами территориального моря Российской Федерации и прилегающий к нему, с особым правовым режимом, установленным Федеральным законом об исключительной экономической зоне Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации и нормами международного права.

4. Объективная сторона правонарушения выражается в нескольких противоправных деяниях, указанных в ч.1-3 ст.8.17: 1) нарушение правил (стандартов, норм) безопасного проведения поиска, разведки или разработки минеральных (неживых) ресурсов, буровых работ на участках внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и (или) исключительной экономической зоны Российской Федерации; 2) нарушение условий лицензии на водопользование, на региональное геологическое изучение, поиск, разведку или разработку внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и (или) исключительной экономической зоны Российской Федерации; 3) нарушение правил (стандартов, норм) использования или охраны минеральных (неживых) ресурсов внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и (или) исключительной экономической зоны Российской Федерации и др.

5

Субъективная сторона комментируемого правонарушения выражается в вине в форме умысла или неосторожности

6. Субъектами комментируемых правонарушений, предусмотренных ч.1 и 3 настоящей статьи, являются только должностные лица и соответствующие юридические лица, в то время как субъектами ч.2 являются граждане, должностные лица и юридические лица.

Комментарий к статье 17.8 КоАП РФ

Объективная сторона рассматриваемого правонарушения заключается в воспрепятствовании законной деятельности судебного пристава. До внесения изменений Федеральным законом от 3 июня 2006 г. N 78-ФЗ в ней шла речь о воспрепятствовании законной деятельности судебного пристава-исполнителя. Внесенные изменения свидетельствуют о намерении законодателя распространить ее и на случаи воспрепятствования законной деятельности судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

Воспрепятствование законной деятельности судебного пристава может выражаться в любых действиях (или бездействии), мешающих судебным приставам исполнять свои обязанности, установленные Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах».

Субъектом рассматриваемого правонарушения являются граждане и должностные лица.

С субъективной стороны правонарушение может быть совершено только умышленно.

Необходимо отметить, что ст. 87 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (с послед. изм.) установлена ответственность за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве. Указанная статья конкурирует со ст. 17.8 КоАП РФ.

Следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 1.1 КоАП РФ «законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях». Исходя из данной нормы, КоАП РФ является единственным актом федерального уровня, устанавливающим административную ответственность. Однако Верховный Суд Российской Федерации в своем Обзоре судебной практики за четвертый квартал 2002 г. (по гражданским делам) (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2003 г.) указал, что «Федеральный закон от 30 декабря 2001 года N 196-ФЗ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в ст. 2 признает утратившими силу с 1 июля 2002 года в связи с введением в действие КоАП некоторые нормативно-правовые акты. Норма Федерального закона «Об исполнительном производстве», устанавливающая ответственность за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя, не входит в перечень актов, утративших силу в связи с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поэтому положения ст. 87 названного Закона действуют и после вступления в силу указанного Кодекса». Кроме того, уже Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (с изм. и доп. от 25 мая 2006 г.) указал, что в случае привлечения к ответственности, предусмотренной нормами Федерального закона «Об исполнительном производстве», содержащими признаки административного правонарушения, производство по делу должно осуществляться в порядке, предусмотренном КоАП РФ (часть 3 статьи 1.7 КоАП РФ).

Хотя данное разъяснение Верховного Суда критикуется некоторыми комментаторами <158>, представляется, что по сути оно является верным. Кодифицированный акт является лишь формой, в которой могут приниматься федеральные законы, поэтому он не имеет большей юридической силы по сравнению с ними. Данный вывод, в частности, сформулирован в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1999 г. N 182-О. Поэтому в данном случае имеет место коллизия двух норм равных по юридической силе нормативных актов — сформулированных в ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ (общая норма) и в ст. 87 Федерального закона «Об исполнительном производстве» (специальная норма). Исходя из общего правила разрешения юридических коллизий, в данном случае должна действовать специальная норма.

———————————
<158> См.: Борисов Б.А. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ. М.: Юстицинформ, 2006.

Комментарий к ст. 17.8 КоАП

Объективная сторона рассматриваемого правонарушения заключается в воспрепятствовании законной деятельности судебного пристава. До внесения изменений Федеральным законом от 3 июня 2006 г. N 78-ФЗ в ней шла речь о воспрепятствовании законной деятельности судебного пристава-исполнителя. Внесенные изменения свидетельствуют о намерении законодателя распространить ее и на случаи воспрепятствования законной деятельности судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов.

Воспрепятствование законной деятельности судебного пристава может выражаться в любых действиях (или бездействии), мешающих судебным приставам исполнять свои обязанности, установленные Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах».

Субъектом рассматриваемого правонарушения являются граждане и должностные лица.

С субъективной стороны правонарушение может быть совершено только умышленно.

Необходимо отметить, что ст. 87 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (с послед. изм.) установлена ответственность за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве. Указанная статья конкурирует со ст. 17.8 КоАП РФ.

Следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 1.1 КоАП РФ «законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях». Исходя из данной нормы, КоАП РФ является единственным актом федерального уровня, устанавливающим административную ответственность. Однако Верховный Суд Российской Федерации в своем Обзоре судебной практики за четвертый квартал 2002 г. (по гражданским делам) (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2003 г.) указал, что «Федеральный закон от 30 декабря 2001 года N 196-ФЗ «О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в ст. 2 признает утратившими силу с 1 июля 2002 года в связи с введением в действие КоАП некоторые нормативно-правовые акты. Норма Федерального закона «Об исполнительном производстве», устанавливающая ответственность за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя, не входит в перечень актов, утративших силу в связи с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поэтому положения ст. 87 названного Закона действуют и после вступления в силу указанного Кодекса». Кроме того, уже Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (с изм. и доп. от 25 мая 2006 г.) указал, что в случае привлечения к ответственности, предусмотренной нормами Федерального закона «Об исполнительном производстве», содержащими признаки административного правонарушения, производство по делу должно осуществляться в порядке, предусмотренном КоАП РФ (часть 3 статьи 1.7 КоАП РФ).

Хотя данное разъяснение Верховного Суда критикуется некоторыми комментаторами , представляется, что по сути оно является верным. Кодифицированный акт является лишь формой, в которой могут приниматься федеральные законы, поэтому он не имеет большей юридической силы по сравнению с ними. Данный вывод, в частности, сформулирован в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1999 г. N 182-О. Поэтому в данном случае имеет место коллизия двух норм равных по юридической силе нормативных актов — сформулированных в ч. 1 ст. 1.1 КоАП РФ (общая норма) и в ст. 87 Федерального закона «Об исполнительном производстве» (специальная норма). Исходя из общего правила разрешения юридических коллизий, в данном случае должна действовать специальная норма.

———————————

См.: Борисов Б.А. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ. М.: Юстицинформ, 2006.

Другой комментарий к Ст. 19.5 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. Комментируемая статья предусматривает в качестве объекта посягательства порядок управления в части соблюдения сроков выполнения предписаний органов, осуществляющих государственный надзор (контроль).

2. Каждая из трех частей комментируемой статьи 19.5 КоАП предусматривает свою группу органов (должностных лиц), осуществляющих государственный контроль (надзор): ч.1 устанавливает общее правило для всех органов (должностных лиц), осуществляющих государственный контроль и надзор, в то время как ч.2 и 3 предусматривают соответственно ответственность перед федеральными антимонопольными органами (их территориальными органами) и органами регулирования естественных монополий (его территориального органа).

3. Объективная сторона правонарушения выражается в невыполнении в срок законного предписания соответствующего органа (должностных лиц), осуществляющего государственный надзор (контроль).

4

Субъективная сторона комментируемого правонарушения может быть выражена в форме умысла или неосторожности

5. Субъектами ч.1 настоящей статьи являются граждане, должностные лица и юридические лица, а субъектами по ч.2 и 3 — должностные и юридические лица.

Гость форума
От: admin

Эта тема закрыта для публикации ответов.